10.09.13

Умань. Доклад генерал-майора Ноздрунова

ЦАМО, ф. 38, оп. 11353, д. 3, л.л. 253-256


НАЧАЛЬНИКУ ОТДЕЛА КАДРОВ  ЮГО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА.



    В связи с отводом 15 механизированного корпуса в резерв в Пирятин командир группы Бердичевских войск комдив Соколов предложил мне остаться до окончания операции по освобождению от противника Бердичева в должности начальника штаба. Я дал свое согласие и с 6.7. по 15.7. до ликвидации этой группы исполнял должность начальника штаба этой группы. Затем в связи с неудачным окончанием операции и продолжавшимся отходом наших войск комдив Соколов задержал меня в должности начальника штаба 16 МК. В этой должности я находился до 7.8. т.е. до последнего дня борьбы мехкорпуса за выход из окружения.
    Угроза окружения 16 МК и всей 6-й Армии уже назрела с подходом частей Армии к Умани и особенно стало остро ощущаться после оставления Умани.
    В одном из последних приказов 6-й Армии, было дано указание, чтобы части запасались снарядами и патронами для длительного действия в отрыве от баз снабжения. Было ясно, что подвоза извне не будет и надо запастись огнеприпасами. Вместе с тем, в ночь, когда отдавался этот приказ, огнеприпасы надо было получать из склада на ст. Умань. Однако получить в нужном количестве огнеприпасы части не успели, т.к. склад с огнеприпасами был взорван раньше оставления войсками ст. Умань.
    Преждевременный взрыв склада с огнеприпасами поставил части 16 МК и других корпусов 6-й Армии впоследствии в тяжелое положение.     Командир 16 МК комдив Соколов ясно представлял себе всю обстановку и, предвидя неизбежность катастрофы, стремился её предотвратить. 2 или 3 августа им был продуман и послан командующему 6-й Армии проект прорыва в северо-восточном направлении в направлении НОВО-АРХАНГЕЛЬСКОЕ, СМЕЛА. В Штарм-6 были направлены карта с объяснительной запиской.
    В ответ на свое предложение был получен приказ 6-й Армии, по которому 16 МК выделялся в ударную группу 6-й Армии, которая прорывала кольцо окружения на Первомайск.
    В течении 4 августа 16 МК по очень грязным дорогам совершил марш и занял ко второй половине этого дня в районе северо-западнее Подвысокое. Попытка наступать в этот же день, как требовал Штарм-6, была сделана, но противник легко её отбил т.к. части были измучены тяжелым ночным и дневным переходом.
    Вечером 4.8. корпус получил новый приказ 6-й Армии, по которому фронт наступления для корпуса был сокращен. 16 МК к этому дню не имел ни одного танка, 173-я сд и 141-я сд имели по 150-200 штыков на дивизию, по 4-6 орудий, не имел совсем станковых пулеметов и очень ограниченное число ручных пулеметов. Пехота почти не имела лопат. Эти дивизии усиливались имевшимися в корпусе [артиллерийскими] дивизионами 15-й и 44-й танковых дивизий. К 5 августа корпус имел всего лишь до 1000 снарядов. Против корпуса действовала свежая (в боях от самой границы и все еще свежая - М.С.) горно-стрелковая дивизия.
    В течение 5 августа 16 МК в первой половине дня дважды переходил в наступление, но успеха не имел. Противник сосредотачивал к участкам атаки артиллерийский и минометный огонь и вынуждал наши части к отходу. Со второй половины дня противник три раза переходил в контрнаступление и сбивал наши части со своих позиций. Лишь благодаря подбрасываемым резервам ввода взводов и комендантских рот, саперных рот удалось все же до наступления темноты удержать позиции. В результате боев 5 августа площадь оставшаяся не занятой противником со всех сторон простреливалась артиллерийским огнем, а штабы всех дивизий, штабы корпусов и штаб 6-й Армии находились под пулеметным обстрелом станковых пулеметов и автоматчиков.
    В 17.00 по телефону от полковника МЕАНДРОВА* я получил приказание выслать ответственного командира за боевым приказом. Посланный начальник оперативного отдела Штакора привез приказ, по которому 16 МК ставилась задача в ночь на 5.8. прорвать фронт противника в южном направлении и достичь Новоселики. Для выполнения этой задачи командиру 16 МК подчинялись: группа ФОТЧЕНКО (остатки 8-й тд 4-го мехкорпуса - М.С.), 3-я противотанковая бригада и 80-я сд 37 СК. Участок для наступления 16 МК суживался до 6 клм.
* М.А. Меандров, начальник штаба 37-го стрелкового корпуса, затем начальник оперативного отдела штаба 6-й Армии; в плену активно участвовал в антисоветских организациях, позднее стал генералом в армии Власова, казнен 1 августа 1946 года.
    Намеченную приказом 6-й Армии перегруппировку войск, можно было начать только с наступлением темноты т.к. оторваться от противника днем ни одна часть 173-й и 141-й сд не могли, ибо непрерывно вели бой. Части 173-й сд должен был сменить прибывающий 8 СК генерал-майора СНЕГОВА. К 19.00 на КП 16 МК, для увязки действий, в Подвысокое прибыли генерал-майор СНЕГОВ, полковник ФОТЧЕНКО, командир 3-й ПТАБр полковник ТУРБИН и командир 173-й сд генерал-майор ВЕРЗИН. После уточнения задач и границ между соединениями все разъехались к своим соединениям, чтобы готовить части к ночному наступлению. Приказом 6-й Армии штурм был назначен на 23.00.
    Намеченную и необходимую перегруппировку войск по приказу 6-й Армии осуществить полностью не удалось. Части 8 СК запаздывали, и 173-я сд не было времени вывести во второй эшелон. Полки группы ФОТЧЕНКО, занятые на фронте соседнего левофлангового корпуса, не успевали прибыть к намеченному им участку. С 80-й сд связи установить не удалось, и она фактически осталась в составе 37 СК.
    Боевой порядок 16 МК состоял из двух эшелонов: в первом эшелоне на правом фланге находилась 141-я сд, левее ее должна была занять свой участок группа ФОТЧЕНКО. Бригада Полковника ТУРБИНА (три-четыре батареи) распределялась между 141-й сд и группой ФОТЧЕНКО. Во второй эшелон выводилась 173-я сд после смены ее 8 СК.
    Для управления частями в процессе наступления были установлены радиосигналы. Всего было установлено 6-7 радиосигналов.
1. Занял исходное положение для наступления.
2. Перешел в наступление с исходного рубежа.
3. Прошел рубеж совхоз.
4. Прошел рубеж Тарасовка.
5. Подошел к переправе на р. Синявка.
6. Форсировал р. Синявка.
7. Атакован танками из ………..(населенный пункт или ориентир)
Маршрут движения командира корпуса со штакором был установлен через Копенковатое, Лебединка, Наливайка.
           В 1.00 6 августа в Копенковатое, где временно остановили Штакор-16, прибыл генерал-лейтенант МУЗЫЧЕНКО с начальником оперотдела полковником МЕАНДРОВЫМ и полковником ФОТЧЕНКО. Пробыв минут 15-20 и дав ряд указаний, генерал-лейтенант МУЗЫЧЕНКО уехал со своей опергруппой на 3-х танках БТ. Комдив Соколов вместе с опергруппой штакора, получив данные о продвижении частей 141-й сд выехал в голову наступающих частей.
           Проехав около 3-4 километров к югу от д. Копенковатое, мы увидели сплошную и широкую массу двигающихся по дороге и целине машин, пехоту, наступающую быстрым шагом и даже бегом продвигающуюся к югу, отдельные мелкокалиберные орудия из бригады Турбина, стреляющие по пулеметам противника. По этой лаве двигающихся машин и людей, беспорядочно отвечающей на огонь противника, противник вел редкий минометный и артиллерийский огонь. К 5-00 вся эта масса машин и людей, главным образом 141-й сд и 3-й ПТБР, перемешавшись с тыловым эшелоном, подошла к переправам на р. Синюха у Лебединка. В районе Лебединка было две переправы: одна по мосту и другая вброд.
         Переправа по мосту занималась противником, и попытка сбить его с этой переправы успеха не имела и приводила лишь к потере людей. Машины переправлялись вброд и к 10-11 часам все были на противоположном берегу. Противник с тыла изредка обстреливал артогнем. Пехота по 2-4 человека разместилась на проходящих машинах и фактически растаяла среди артиллеристов, связистов, саперов и др. На всех почти машинах было по 2-3 раненых красноармейца или командира.
         Попытка отдельных групп машин продолжать свое движение к югу натыкалась на организованную противником систему артиллерийского и минометного огня. Все дороги через Юзефовка, Новоселицы, Красногородка, Новоселики находились под артиллерийским обстрелом. Подходящие к этим населенным пунктам машины выбивались артогнем. Во второй половине дня командиру 141-й сд удалось выбить противника из д. Новоселица, но для дальнейшего наступления недоставало сил и не было снарядов.
          Около 14-00 у железнодорожного переезда в районе Красногородка комдив СОКОЛОВ, собрав до 200 машин с людьми разных родов войск, еще раз организовал наступление в южном направлении, но это наступление было остановлено артиллерийским и минометным огнем. Личный состав частью укрылся по канавам, а частью разбежался. Командир корпуса, военный комиссар, я, начальник инженерной службы корпуса, корпусной врач, пом. начальника оперотдела, два сотрудника военного трибунала и сотрудник "особого отдела" укрылись с машинами среди копен у железнодорожной насыпи.
          Среди командиров штаба корпуса в результате дневного и ночного наступления были ранены: начальник оперативного отдела, один помощник начальника оперативного отдела, пом. начальника разведки, пом. нач. шифровального отдела и начальник отдела тыла. Начальник артиллерии и начальник связи где-то отстали, и мы с ними встретились лишь во время ночного наступления.    Было ясно, что корпус разбился на ряд отдельных групп, что дальше прорваться на машинах не удастся, и командир корпуса принял решение ночью небольшими отрядами пробиваться в северо-восточном направлении.
    К 21-00, собрав до 300 человек командиров и красноармейцев, находившихся в районе нашего расположения, комдив СОКОЛОВ сформировал из них батальон из двух рот, и с наступлением темноты батальон начал движение в северо-восточном направлении, двигаясь по азимуту по целине. После двухчасового движения мы встретились с группой командиров штаба, укрывшихся днем в подсолнечниках. В этой группе находились начальник артиллерии, начальник связи, начальник "особого отдела". Пройдя еще немного, к нам присоединилась другая колонна наших людей. Кто командовал последней группой, установить мне не удалось, т.к. через несколько минут после встречи обе колонны попали с трех сторон под сильный пулеметный, а затем и минометный огонь.
          Обе колонны развернулись и залегли. Командир корпуса, военком, начарт, начальник связи, начальник "особого отдела" и я также оказались среди цепи лежавших бойцов. Противник начал обходить нас с тыла, продолжая обстрел наших колонн с фронта и флангов. Кто-то из командиров, находившихся впереди, крикнул, что немцы обходят нас с тыла, и что мы прорвемся только с наступлением вперед. Оба отряда, несмотря на продолжающийся пулеметный и артиллерийский огонь, перебежками продолжали продвигаться вперед и перешли в атаку. Противник не выдержал атаки и, бросив пулеметы, минометы, стал быстро отходить. Я продвигаясь с цепями оторвался от командира корпуса и с тех пор его не видел.
    Продолжая наступление и двигаясь с группирующимися вокруг меня красноармейцами к опушке уже занятого нашими бойцами леса, я, действуя на правом фланге наступающих отрядов, продолжал наступать на Новоселики.
    В деревне Новоселицы с группой бойцов - лейтенант 37-го СК МОТЫКА Ал. Ив., сержант 37-го СК КРУТЬКО А. Г., красноармейцы ЕФРЕМОВ А. И. и МЕНЬШИКОВ А. М. - уничтожил действующую 155-мм батарею. Всего в этой деревне было захвачено и уничтожено: артиллерийский дивизион 155-мм орудий на конной тяге, две минометных батареи, около роты пехоты, штаб дивизии или корпуса, убит один немецкий генерал, много офицеров и солдат. Из захваченных орудий 5-6 приведено в негодность, разбито много автомашин и несколько радиостанций. Противник оказывал сопротивление лишь отдельными группами и был, очевидно, ошеломлен стремительным наступлением наших отрядов.
    С рассветом я, имея группу красноармейцев в 15-20 человек, стал выходить на юго-восточную окраину Новоселики. По пути ко мне еще присоединились несколько десятков красноармейцев, а затем и небольшой отряд человек в 50 под командованием начальника 5-го отдела штаба корпуса Подполковника ПИКАЛОВА. Через 30 мин. после выхода из деревни левее нас выходила еще одна колонна до 100 человек, которая нас вначале обстреляла, приняв за немцев, а затем, разобравшись, присоединилась к нам. В итоге сформировался отряд численностью до 200 человек, среди которых было до 50 человек командиров артиллерии, связи и ни одного из пехоты, одна женщина. Среди 200 человек было до 30 человек легко раненых.
    С этим отрядом, продвинувшись к югу еще на 4-5 километров, я остановился на отдых в лощине с несколькими деревьями и там провел целый день до ночи. В течении дня на удалении 1-2 километра я наблюдал движение машин противника в восточном направлении, а около 19 часов двигающихся с востока на запад в дер. Новоселицы три пехотные колонны по 1000-1200 чел., по моему предположению - пленные 6-й и 12-й Армий.
          Я принял решение с отрядом ночью продвигаться на юг и выйти на фронт 18-й Армии. С наступлением темноты я повел свой отряд к р. Южный Буг и наметил переправу в районе Долгая Пристань. Двигаясь по целине, отряд к 3-00 подошел к дер. Долгая Пристань и разведав, что берег не охраняется, приступил к организации переправы. Пока искали лодки для переправы раненых, на снятых с сараев воротах удалось переправить до 12 человек. Никто не хотел переправляться вплавь. Поиски лодок затягивались. Близился рассвет. Найдя челнок, я решил на нем переправить оружие, одежду, а самому, с умеющими плавать, переплыть Буг. Нашлось желающих только 10 человек, остальные заявляли, что плавать не умеют. Отправив всех остальных к мельнице с Подполковником ПИКАЛОВЫМ, где должна была находиться....

***************************************************************************

Командующий 6-й Армии генерал-лейтенант Музыченко попал в плен, комдив Соколов и полковник Фотченко погибли при попытках выйти из окружения, генерал-майор Верзин застрелился. Автор доклада и полковник Турбин вышли из окружения

Версия для печати


Рейтинг: 5.00 (проголосовавших: 9)
Просмотров: 21921

Добавить в закладки | Код для блога
Предварительный просмотр:
Сайт Марка Солонина
Умань. Доклад генерал-майора Ноздрунова
.

Уважаемые пользователи! Если в ходе ознакомления с данным материалом у вас появилось желание задать вопрос лично Марку Солонину, предлагаем воспользоваться страницей обратной связи.

2016
2013
2012
2011
Copyright Mark Solonin
Поддерживается traf.media и blitz.plus
Использование материалов сайта разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий — гиперссылки) на solonin.org
Отправить сообщение Марку Солонину