12.06.12

От Алитуса до Минска. Боевые действий 21-го танкового полка вермахта

Происхождение и "статус" документа определить пока не удалось. Текст (на немецком языке) размещен на известном сайте www.lexikon-der-wehrmacht.de.  Судя по содержанию и стилю - это что-то вроде "Истории соединения", "Исторической справки", т.е. несколько беллетризованный Журнал боевых действий. Написан он, на мой взгляд, в первые месяцы войны на Восточном фронте  

 ************************************************************

...Колёсная техника вначале представляла из себя пёструю смесь. В большинстве это была трофейная французская техника, что не обязательно облегчало обеспечение запчастями. Только небольшая часть личного состава полка имела боевой опыт (20-я танковая дивизия, в состав которой входил 21-й танковый полк, была сформирована в октябре 1940 г. на базе 19-й пехотной дивизии - М.С.). Военная подготовка основной массы происходила в казарме, в её непосредственном окружении и на небольшом танковом полигоне в Бёблингене.

Вскоре от полка потребовали проводить учения с пехотой и перевели на полигон в Людвигсбурге. Тут возникли неприятности и жалобы, так как при движении танки оставили большие комья грязи на дороге. Нельзя сказать, чтобы уборка дороги, которую пришлось из-за этого организовать, вызывала эйфорию у гордых танкистов.

В зимние месяцы на полигонах Мюнзинген и Путлос производилась стрельба боевыми снарядами. Около 3-го и 4-го апреля полк был переведён на полигон Ордруф в Тюрингии, где он должен был проводить учения с другими частями своей дивизии: 59-м и 112-м стрелковыми полками, 20-м мотоциклетным батальоном, 92-м противотанковым дивизионом, 92-м сапёрным батальоном, 92-м разведбатальоном и 92-м артиллерийским полком. С большинством этих соединений были только очень общие учения.

18-го июня полк находится в Восточной Пруссии в районе Rogonnen, Griesen, Duneiken, Rothebude, Borken в 40 км северо-восточнее полигона Arys (ныне Ожиш, Польша - М.С.). Для чего туда прибыли, никто не знал, никто этим особо и не интересовался. Конечно, курсировали всевозможные слухи, и скоро ситуация прояснилась. Тем временем танкисты наслаждались красивой озёрной местностью Восточной Пруссии и помогали местному населению.

21-го июня ситуация прояснилась. Полк занимает позиции на границе с Советской Россией севернее Сувалки.  Теперь уже каждый знает, что это может означать только войну с Россией. Настроение у мужчин однако спокойное, некоторые немного волнуются. Конечно они смотрят на предстоящие события с напряжённостью, особенно те из них, которые ещё не участвовали в боях, но в общем они доверяют своим командирам, а те знают свои танкистские обязанности.

22 июня после 5 часов 21-й танковый полк выходит из места своей дислокации у Смольника, Ясиново Барановского леса у Поставейе на Каменку (Smolnica, Jasinowo, Baranowo, Postaweije, Kamenka ) через границу. Кодовое название до 18-го июня для штаба полка "Arkade", у 1-го батальона "Smoking", у 2-го "Turban" и у 3-го "Melone". Пехотные подразделения [дивизии] вышли еще раньше, и танковый полк их вскоре обогнал. Первая цель наступления - Кальвария - вскоре была взята при незначительном сопротивлении противника, так что полк мог продолжать наступление на Алитус.

В первый день хотелось пройти как можно дальше на восток. Конечно для  этого требовалось много горючего непосредственно в боевых машинах. В некоторых танках эту проблему пытались решить прицеплением к танку прицепа с горючим. Пока движение шло по хорошим дорогам, прицепы послушно шли за танками, но как только поехали по камням и кочкам, большинство из них оторвалось.

Убийственная скорость и болотистая местность привели к тому, что во второй половине первого дня войны только слабые части 1-го и 2-го батальона дошли до Алитуса, намотав 200 км (так в тексте, фактически - едва ли больше 60-70 км, М.С.). Удалось предотвратить взлёт нескольких русских самолётов, кроме того были перестрелки  у аэродрома (авиабазы), и на опушке леса. Воздушная разведка обнаружила в лесу несколько больших танков, однако они так и не появились (подчеркнуто мной - М.С.). Ночью полк вместе с 20-м мотоциклетным батальоном  охранял высоты у плацдарм в Алитус. Ночью в городе блуждал один русский танк, в остальном всё было спокойно.

Около 9 часов 23 июня полк выходит на Вильнюс. В боевом порядке 1-й, 2-й, 3-й батальонов начинается дикая гонка, и полк сильно растягивается. 5-я рота встречает в Онушкис и вокруг него танки противника, подбивает несколько, другие уходят. 2-й батальон подвергся пулемётным и бомбовым атакам с воздуха, которые однако не причинили вреда. У Рудишкис 1-й батальон наталкивается на сопротивление противника, подбивает 2 танка и поражает стрелков (Онушкис и Рудишкис - два населенных пункта на проселочной дороге в 35-40 км юго-западнее Вильнюса, предположительно бой шел с отступающими от Алитуса подразделениями 5-й танковой дивизии Красной Армии - М.С.). 3-й  батальон теряет в бою в районе Рудишкис два Pz-IV и подбивает несколько танков противника. Это были первые потери танков в полку (подчеркнуто мной - М.С.).

После Рудишкис 1-й батальон идёт в авангарде, однако сбивается с пути и попадает на дорогу 7-й тд. В виде утешения он смог обстрелом принудить к остановке ж/д состав. Движение продолжается без перерыва и ночью, без оглядки на тех, кто не может выдержать этот темп. В результате на утренней заре 24-го июня только отдельные группы 1-го и 2-го батальонов вошли в предместья Вильнюса. 1-й батальон сражался в Ludwinowo (25км южнее Вильнюса) с пехотой и танками противника, в то время как 2-й батальон встретил в районе Vaka рассеянные силы противника. Горючее почти кончилось. С учетом марша в исходный район развертывания полк за 3 дня и 2 ночи прошёл 500 км (дас ист фантастиш… от "севернее Сувалки" до Вильнюса 200 км по прямой - М.С.). Вызывающее уважение работа танковых водителей, если учесть жару, пыль, болотистые места и движение в ночное время суток. Теперь необходимо вначале подождать, пока подтянутся отставшие. Разумеется, это время будет использовано для необходимого технического обслуживания танков.

Пока подъехали отставшие, наступил вечер. Настроение солдат было отличное.

Рано утром 25 июня, в 01:20 получен приказ наступать на Минск. Так как маршевые дороги очень забиты, продвижение вначале очень медленное. Повторяются налёты советских самолётов на маршевую колонну полка. Дороги плохие, неслыханно пыльные и становится очень жарко. Через Rudkojnie, Miedniki, Ошмяны, Borunj, Крево, в том числе и ночными переходами, полк утром подходит к мосту через речушку у н.п. Лоск, через который переправа идёт очень медленно. Это делает возможным двухчасовой привал.

26-го июня в 05:30 движение может быть продолжено. И снова появляются советские истребители-бомбардировщики. Horodok, Litwa und Chozow - так называются населённые пункты, мимо которых проходят наши части. Ввиду плохих дорог учащаются случаи выхода из строя транспорта, что по понятным причинам снова и снова вызывают заторы на маршевой дороге. Северо-восточнее Городок (н.п. в Молодечненском районе) разбивается бивак. Впереди ставится 2-ой батальон, которому придаётся остаток 4-й роты с оберлейтенантом Кёкертом и один взвод 1-ой роты с лейтенантом Хельдом. У Гая освобождается окружённая частями противника снабженческая колонна.

В связи с большим числом вышедших из строя (Ausfall) танков принимаются специальные организационные меры, для чего 26 июня выпущен следующий приказ:

"1) Ввиду выхода из строя большого числа танков до дальнейших распоряжений создаётся "боевой батальон" (Kampfabteilung) под командованием майора Штрауб (командир 2-го батальона полка - М.С.)Состав "боевого батальона":                          штабная рота: оберлейтенант Каль                                                                                рота легких танков : оберлейтенант Диттмер
рота легких танков: оберлейтенант Букер
рота средних танков: оберлетенант Хеннинг (Henning)
2) подразделения формируются следующим образом:
штабная рота - из штабной роты 2-го батальона, разведвзвода штабной роты 3-го батальона,

рота легких танков - из 5-й и 6-й роты [2-го батальона]
рота легких танков - из 9-й и 10-й роты [3-го батальона], одного взвода танков Pz-38(t) 1-го батальона и одного взвода легких танков 1-го батальона.
рота средних танков - из 8-ой роты 2-го батальона и танков Pz-IV 4-ой и 12-ой роты
(другими словами, в боевую группу свели все оставшиеся на ходу танки Pz-IV,  М.С.).
По возможности передавать целиком сколоченные взводы, а не отдельные экипажи .
3) Названные в пункте 1) командиры обладают дисциплинарно-взыскательной властью над подчинёнными им солдатами других подразделений на время подчинения.
                                                                                                                                                                             4) Снабжение [тыловыми] службами 2-го батальона                                                       5) Снабжение продовольствием плановыми (бывшими?) ротами вышеназванных командиров.                                                                                                                                   6) Снабженческие колонны выделяют вышеназванные командиры.                          7) Выделенный личный состав 1-го и 3-го батальона является 26.06 в 16:45 во 2-й батальон".

Двигаясь через Радошковичи, 2-й батальон неожиданно натыкается на сильного противника в районе  Пильницы (н.п. в 15 км западнее Острошицкий Городок; "сильный противник" это, скорее всего части 64-й и 100-й стрелковых дивизий - М.С.). В своих рядах быстро появляются убитые и раненые. Среди раненых лейтенант Зоннеборн из 8-й роты, который вскоре умирает, и оберлейтенант Кёкерт из 4-й роты.

27 июня четыре танка Pz IV 4-й роты были подчинены 2-му батальону (см. приказ выше - М.С.). Командир сводной роты оберлейтенант Хеннинг из 8-й роты. Командирами четырёх танков под начальством оберлейтенанта Кёкерта были: лейтенант Зеффер, лейтенант Виннекнехт, фельдфебель Лангшид и командир взвода. Взвод был введён в бой за высоту у Пильницы. Во время движения по дороге взвод попал под мощный огонь артиллерии и противотанковых пушек. Взвод встал на позицию и после непродолжительного боя в танк командира взвода попал снаряд противотанковой пушки, которым он сам был ранен.

Наводчик унтерофицер Зенневальд погиб, водитель тяжело ранен, заряжающий - легко. Экипаж покинул танк, командование взводом принял лейтенант Виннекнехт. Взвод взял высоту, достоверно вывел из строя 2 противотанковые пушки, ещё две предположительно. Далее танк лейтенанта Зейффера подбил один танк противника. Когда после полуторачасового боя наша артиллерия накрыла огнём позиции противника на возвышенности, Пильница была взята без дополнительных потерь. После прохождения позиции противника 2-й батальон ввиду недостатка топлива и снарядов собрался и встал в оборону на юго-восточную сторону.

Русские, хорошо замаскировавшись очень искусно защищали окраину [посёлка] и примыкающие кустарники с деревьями. С точки зрения тактики выбор позиции был отличным. Она доминировала над окрестностью и возвышалась над ней. Противник использовал противотанковые пушки, миномёты, артиллерию и бронированные разведывательные машины. Попытке его окружения препятствовали болото справа и плохие возможности для движения слева.

До прибытия вызванного вперёд дивизиона Кульмана из 92-го артполка, батальон, экономя снаряды, вёл планомерный огонь по достоверно определённым целям. Когда батареи направили хорошо скорректированный огонь на позиции противника, сопротивление прекратилось, и наступление могло быть продолжено. Между оставленными противотанковыми пушками, миномётами и пулемётными гнёздами лежали тела убитых советских солдат. Артиллерия и танки (?) противника смогли уйти. Посланному от 1-го батальона подкреплению уже не потребовалось действовать.

Возле Путники 1-й батальон в это время подвергся бомбардировке авиацией противника. Вечером этот батальон встретил у автомагистрали сильное сопротивление противника и не мог продвигаться дальше. За кратчайшее время они потеряли 4 убитых, 4 раненых и 3 танка. Полк встал в круговую оборону. Ночью было спокойно и полк немного отдохнул. В этот день снова пришлось вызволять снабженческую колонну. То есть сзади тоже шла война. 

28-го июня в 04:30 полк с 3-м батальоном впереди снова выходит в наступление. Вначале движение хорошее, но затем попадается всё более сильный противник. Даже с поддержкой одного батальона 59-го стрелкового полка сопротивление не удаётся сломить, а собственные потери увеличиваются. Часть танков застревают в заболоченной пойме ручья (верховья р. Усяжа) у Острошицкого городка. Во избежание дальнейших потерь наступление прекращается.

Командир неиспользованного 2-го батальона по собственной инициативе провёл на левой стороне [ручья] разведку боем. Из заросшего лесом холма он увидел позиции противника и оценил их силу. Через командира 20-й стрелковой бригады полковника фон Бисмарка он затребовал планомерный огонь по позициям противника.

29-го июня полк продолжает наступление. 2-й батальон с подчинённой ему половиной взвода 4-й роты и штабом полка идёт по большой дороге, 3-й батальон идёт другой дорогой на Минск. Приданная 2-му батальону половина взвода усиливала головной взвод и была непосредственно подчинена командиру батальона, майору Штраубу. В быстром марше дошли до Минска. Пройдя через Минск в юго-западном направлении, на подходе к аэродрому половина взвода была обстреляна, вероятно, арьергардом противника. Она развернулась и пошла дальше слева от дороги и подавила, вместе с разведвзводом 3-го батальона и головным взводом, сопротивление. После пересечения ручья у Soszyka был создан плацдарм.

Около 9:30 штаб полка и 2-й батальон вошли в почти полностью сгоревший город. Без боя (до этого, в 16-00 28 июня в Минск вошла 12 танковая дивизия - М.С.) они проезжают под переплетением свисающих трамвайных и иных проводов. На окраине города  в районе аэродрома 2-й батальон сражался со слабыми частями рассеянного противника. Незанятые зенитные батареи попали при этом в наши руки. Убегающая артиллерийская батарея была обстреляна на расстоянии от 4000 до 5000 метров 75-мм пушкой.

Охрана города позже была передата пехотным частям. Вечером один взвод был задействован для охраны штаб-квартиры дивизии, соприкосновения с противником, однако, больше не было. Тем временем 3-й батальон восточнее Минска установил связь (соприкоснулся) с 7-ой танковой дивизией. В городе полк видел первый подбитый Т-34. Было удивление по этому поводу, так как мы не подозревали о существовании такого типа танков (еще одна деталь к картине "танковой битвы" у Алитуса - М.С.). Полк в дальнейшем встречал эти танки чаще, чем ему того хотелось бы. Вечером полк располагается в советском военном городке Слепня.

Личный состав полка получил 29-го июня следующие приказы:

"21-й танковый полк КП 29.06.1941

1) занять оборону в северо-восточном секторе Минска. 2-й батальон на дороге Минск - Гродек-восточный (?) около 5 км северо-восточнее дорожной развилки в северо-восточной части Минска.

1-й батальон на автомагистрали в районе своей дислокации около 8 км северо-восточнее дорожной развилки в Минске. 3-й батальон у старой авто- и железной дороги Минск - Смолевичи, около 8 км восточнее дорожной развилки в северо-восточной части Минска.

2) Для обороны применять усиленные стрелками танковые взводы.

3) Приготовить заграждения.

4) Обеспечить связь

5) Успешное занятие рубежей обороны доложить.

Подпись Шмидт"

"21-й танковый полк КП 29.06.1941

1) В районе дислокации полка ещё встречается много разрозненных солдат противника. Необходимо принять меры, чтобы ни один [немецкий] солдат не выходил невооружённым из своего расположения. Необходимо особенно жёстко регулировать любое движение в тёмное время суток.

2) Трофеи в районе дислокации необходимо собрать и обеспечить их охрану.

3) До 20 часов доложить:

а) безвозвратные потери в танках и других машинах

б) ботовность танков к движению; танки и иные машины, которые нельзя восстановить за 3-4 недели, причислить к числу безвозвратных потерь (подчеркнуто мной - М.С.).

4) Пароль на 29.06.41: "Лютцов", на 30.06.41: "Мольтке"

Подпись Шмидт"

В месте дислокации полка произошел только один случай нападения: четыре студента, которые ехали на грузовике, обстреляли с него наших солдат из пулемёта. Их поймали. Это было первое нападение партизан в гражданской одежде на солдат полка.

30-го июня был отдых в лагере Слепня. Только вечером небольшая тревога, так как русские хотели прорваться на Минск. Они были отражены другими частями.

1-го июля полк всё ещё на отдыхе. Покой здесь, конечно, понятие очень относительное, это означает только отсутствие марша и боёв. Очень много неотложных восстановительных работ, так что о настоящем отдыхе не может быть и речи.      

Перевел Василий Ристо

 

Версия для печати


Рейтинг: 5.00 (проголосовавших: 4)
Просмотров: 11406

Добавить в закладки | Код для блога | Обсуждение в блогах: 1
Предварительный просмотр:
Сайт Марка Солонина
От Алитуса до Минска. Боевые действий 21-го танкового полка вермахта
  • Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства. - Марк Солонин
    matsam.livejournal.com

Уважаемые пользователи! Если в ходе ознакомления с данным материалом у вас появилось желание задать вопрос лично Марку Солонину, предлагаем воспользоваться страницей обратной связи.

2016
2013
2012
2011
Copyright Mark Solonin
Создано brandangels.ru
Использование материалов сайта разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий — гиперссылки) на solonin.org
Отправить сообщение Марку Солонину