26.05.13

Доклад командира 11-го мехкорпуса (дополнено 13.08.2013)

 

ЦАМО, ф. 38, оп. 11360, д. 2, л.л. 286-291

 

Помощнику командующего по АБТВ Западного фронта

генерал-майору танковых войск тов. Борзикову


 

На основании Вашего приказания представляю доклад о боевых действиях 11 МК и противника.

 

1. На 22.06.41 года наличие боевых и транспортных машин в частях МК составляло (цифры даю на память): 3 КВ, 24 Т-34, 242 Т-26, 18 огнеметных, 44 БТ-2/5. В таком составе МК представлял собой танковую бригаду с разделенной матчастью между тремя дивизиями, а отнюдь не МК.

Танки Т-26 и БТ были получены на укомплектование из других частей с небольшим запасом моточасов, с большим износом ходовой части, особенно БТ (в целом по всему Западному ОВО в исправном состоянии (1-я и 2-я категории) находилось 81% танков Т-26 и 79% танков БТ-5/7 - М.С.). Потребность подготовки в кратчайший срок экипажей (обеспеченно было 13-17% механиков-водителей и командиров танков) вынудила максимально использовать танки для учебно-боевой подготовки. Таким образом значительное количество танков составляло учебно-боевой парк. Потребность подготовки 20 танковых батальонов (по четыре в каждом из пяти танковых полков - М.С.), плюс учебные подразделения, готовившие полную штатную потребность механиков-водителей и командиров танков.

В день выступления 22.06.41г. часть машин (10-15%) были неисправны и в поход не были взяты. Считаю, что около 250 танков всех марок приняли участие в бою 22.06.41 г. Бронемашин было около 60, мотоциклетов 120 (без вооружения), транспортных машин было около 600. Особенно остро обстоял вопрос с обеспеченностью тракторами, не дававших возможность поднять даже имевшиеся орудия и производить эвакуацию подбитых танков. Наличие спецмашин, особенно раций (в штабе корпуса была одна 5-АК), мастерскими и цистернами было ничтожно (единицы), и ни в коем случае не обеспечивало управление, ремонт и снабжение. Вместо автоцистерн были использованы бочки под горючее, которых также было ограниченное количество.

Отсутствие организованных станций снабжения (при наличии огромного количества горючего и 7 окружных складов ГСМ на территории "Белостокского выступа" - М.С.) с первого дня войны привело к посылке разыскивать горючее на большие расстояния - на нефтебазы, аэродромы и другие пункты. Такая система подвоза потребовала большого расхода автомашин и потери времени. Посланные машины уничтожались авиацией противника, и части с первого же дня испытывали недостаток горючего. Такое же положение было и с другими видами снабжения.

С начала бомбардировки немецкой авиацией городов Волковыск, Гродно, Соколка, штаб МК связи со штабом 3-й Армии и округом не имел. 29 ТД была поднята по тревоге штабом 3-й Армии (да, именно так в тексте - М.С.), а 33 ТД и 204 МСД были подняты мною и согласно плана прикрытия части выступили в районы:

29 ТД - Барановичи, Беланы, Бакуны, Гибуличе (все пункты 12-13 км юго-западнее Гродно). Один стрелковый батальон выделен распоряжением командарма в лес в 5 км восточнее Гродно для борьбы с авиадесантом.

33 ТД - Сашкевце, Цимане, Красляны, Подлипки, Кузница (4-5 км вокруг Кузницы - М.С.).

204 МД - Сухмена, Сломянка, Яскевиче, Колпаки (15-20 км юго-восточнее Гродно - М.С.)

Мотоциклетный полк (3 роты - 40 мотоциклов) лес в 4 км северо-восточнее Кузница.

Штаб корпуса - лес в 4 км западнее Индура.

С 9-00 22.06.41 г. в связи с тем, что части корпуса не были полностью обеспечены матчастью и вооружением, до 50% личного состава в поход не были взяты, а были оставлены в районах прежней дислокации по указаниям командиров дивизий, имея ввиду, что по мере их укомплектования матчастью и вооружением направлять их на укомплектование частей. Оставшийся состав впоследствии частью был отведен в тыл, а частью был вооружен и использован для борьбы с авиадесантами противника и для обороны отдельных пунктов и рубежей к востоку от Гродно и в районе Волковыск распоряжением 3-й Армии и штаба округа.

Штаб корпуса и дивизии топографических карт не имели, несмотря на неоднократные запросы в штаб 3-й Армии и штаб округа.

В период боевых действий частям 11 МК ставились командармом-3 следующие задачи: а) наступление с целью уничтожения противника; б) подвижная оборона по рубежам. Эти задачи частями 11 МК были выполнены и боевые действия командармом-3 были оценены как правильные. По существу [у] командарма-3 был боеспособным и управляемым соединением только 11 МК, который до исхода 26.6.41 г. сдерживал противника на фронте: Гродно, Кузница, Сокулка, в то время как противник занимал Минск, Слуцк.

22.6.41 г. командармом-3 корпусу была поставлена задача уничтожить наступающего противника, прикрыть отход стрелковых частей и выйти на рубеж Сопоцкин, Липск (н.п. в 25 км западнее Гродно в верховьях р. Бебжа - М.С.) и далее по реке Бебжа до Штабин. Части 4 СК, прикрывающие границу, и пограничные части, не задерживая наступающего противника, быстро откатывались. Всю тяжесть боев приняли на себя 29-я и 33-я танковые дивизии, ранее сосредоточившееся и вступившие в бой. 204 МД, дислоцированная в радиусе 20-30 км от г. Волковыск, при отсутствии машин смогла к 14-00 22.6.41. перебросить в район сосредоточения только штаб дивизии с дивизионными частями и один стрелковый батальон. Последующая переброска происходила комбинированным маршем, при больших потерях от авиации противника и задержке сроков прибытия.

Во исполнение приказа командарма-3 части получили задачу на 22.6.41 г. уничтожить наступающего противника и выйти на фронт: 29-я тд - Сопоцкин, Липск, 33-я тд - Липск, исключительно Штабин (т.е. по р. Бебжа до Штабин, но сам город в полосу наступления дивизии не включен - М.С.). К исходу 22 июня части 29-й тд вели бои с перешедшим к обороне противником на фронте Перстунь, Голынка (н.п. в 20 км северо-западнее Гродно и в 6 км севереее Конюхи - М.С.), Раковче и 33 ТД в районе Новы-Двор (н.п. в 9 км северо-восточнее Сидра - М.С.), Сидра. КП Штакора в Зарубиче Роща.

Противник, атакованный танковыми дивизиями, приостановил наступление и перешел к обороне, используя населенные пункты и реки. Танковые части встретились с организованной сильной ПТО, артиллерией и атакующей с воздуха авиацией и несли большие потери. Мотострелковые полки, не имея автомашин, передвигались пешком и, естественно, отставали от танков. Танки противника, пытавшиеся атаковать наши танки, были подбиты, а оставшиеся держались за обороняющейся пехотой.

По плану прикрытия 11 МК должен был действовать [совместно] с 11 САД, но посланный делегат штакора в штаб 11 САД доложил, что самолеты уничтожены противником
(история разгрома 11 САД подробно описана в "Новой хронологии катастрофы", том 2 - М.С.). За все время боевых действий МК в воздухе не было ни одного нашего самолета (документы 122 ИАП и, в особенности, 127 ИАП с этим категорически несогласны - М.С.), и авиация противника действовала безнаказанно, расстреливая и сжигая буквально отдельные машины.

23.6.41 г. части корпуса вели бои: 29 ТД вела бой на рубеже Перстунь, Голынка, Ракочев и под давлением наступающего противника и обхода с севера на Гродно с 16-00 23.6.41 г. отошла на фронт Фолиш (5 клм. зап. Гродно на реке), Королин
(ныне юго-западный пригород Гродно - М.С.); 204 МД (до 3-х батальонов) наступала на Новы-Двор. 33 ТД наступила на Даброво, выбила противникак и заняла Доброво (очень странная запись, если Даброво и Доброво - это Домброва, то немцы заняли этот населенный пункт 23 июня и никаких упоминаний о контратаке советских танков в документах 20 АК вермахта не видно - М.С.).

23.6.41 г. приказом командарма-3 мехкорпус должен [был] отойти и занять для обороны р. Свислочь. Стрелковые части [3-й Армии] уже отошли на этот рубеж и восточнее. Командующим 3-й Армии был непосредственно передан приказ об отходе командиру 29 ТД, и дивизия начала отход, чем создавала угрозу выхода противника в тыл 204 МД и 33 ТД (которые, как считает автор доклада, находились юго-западнее Гродно, у Новый Двор, Сидра, Домброва - М.С.).

Получив донесение об отходе 29 ТД от помощника по техчасти, подполковника Божко (случайно натолкнувшегося на отходящий танковый полк 29 ТД майора Черяпкина), я задержал отход полка и приказал занять снова Фолиш. Эту задачу тов. Черяпкин выполнил, выбил противника, нанеся ему большие потери. Потери танкового полка были до 25 танков. Приказал командиру 29 ТД занять снова рубеж обороны Фолиш, Королин (по реке, без карты названия не помню). По моему предположению, командующий 3-й Армии, свой приказ об отходе отменил и части корпуса удерживали занимаемый рубеж.

24.6.41 г. части корпуса продолжали вести бой с наступающим противником. К исходу дня 24.6.41 г. (фактически это произошло в первой половине дня 23 июня - М.С.) противник занял Гродно, стал продвигаться на юг и выходить в тыл 29 ТД. Мною было приказано отвести 29 ТД (осталось в дивизии около 60 танков, из них: Т-34 — 10, остальные Т-26) на рубеже Гурница, Полотково отходит на Кузница, мой КП — лес 6 клм. сев. Индура.
25.6.41 г. с утра подвижная группа в составе 6 МК и [6-го] КК должна была наступать на Сокулка, Домброва, Липск с задачей ударом в тыл гродненской группировке задержать ее продвижение на восток и уничтожить. 4-я танковая дивизия [6 МК] наступала на правом фланге 6 МК из района Индура на Кузница, Новы-Двор. 11-му мехкорпусу приказано, с выходом 6 МК на фронт Новы-Двор, Домброва, во взаимодействии с ним наступать на Сопоцкин. В течение ночи с 24 на 25.6.41 г. дивизии были перегруппированы и заняли исходные районы для наступления:

29 ТД - Сухмена, Колпаки, Копну, Циувка.

204 МД - Пометково, Комионка, Новик (13-15 км южнее Гродно - М.С.).

33 ТД - распоряжением командира подвижной группы генерал-лейтенанта Болдина была подчинена командиру 6 МК.

Наступление 6 МК успеха не имело. 4 ТД продвинулась до Кузница и стала отходить. 29 ТД и 204 МД с утра 25.06.41 г. сдерживали наступление противника из района Гродно, Коробчице и Струпка. Попытки противника форсировать р. Неман в районе Мигово (15 км юго-восточнее Гродно - М.С.), Коматово были отбиты. Особенно усиленная бомбардировка производилась в этот день авиацией, и уцелевшие от предыдущих дней тылы были уничтожены. Ни одна машина не могла показаться на открытом месте, не будучи уничтожена. Расположения частей также подвергались беспрерывным бомбардировкам и обстрелу авиации. Индура, Кузница, Сокулка, Радзевичи, Зарубичи, Новоселки, Новик и др. населенные пункты были подожжены и горели.

КП в лесу 24 и 25 06.41 г. бомбили и обстреливали в течение 6-8 часов ежедневно. Была попытка зажечь лес термитными бомбами, возникшие пожары были потушены.

Командармом-3 мне были подчинены остатки (отряды) 85-й и 56-й СД. Это, по существу, были все силы 3-й Армии, не считая [21-й] стрелковый корпус в районе Лида. Отряд 56 СД я выслал в направлении Путке с задачей задержать наступление противника из района Струнка; отряду 85 СД занять для обороны западный берег р. Неман от устья реки Свислочь до Ковальцы, Жукевичи (н.п. ниже по течению Немана - М.С.) и не допустить форсирования и выхода противника в тыл частям корпуса. Мой резерв - одна мотоциклетная рота (пешие) в районе КП. КП - лес в 6 км севернее Индура.

С 25.06.41 г. связи со штабом 3-й Армии не имел. Командарм-3 25.06.41г. выехал через Лунно на восток. В течение дня 26. 05.41г. части корпуса обороняли занимаемый рубеж. Согласно приказа командарма-3 от 25.06.41 г. корпус в ночь с 26 на 27 отходил на р. Свислочь и далее на р. Россь и р. Шара. В связи с угрозой захвата противником моста в Лунно распоряжением командарма-3 один стрелковый батальон 85 СД был послан для обороны моста в Лунно, а два батальона 204 МД на автомашинах (в МД были взяты все автомашины) были переброшены через Лунно (на правый берег р. Неман - М.С.) для занятия рубежа на р. Котра. Дальнейшие действия этих батальонов не известны. После выделения двух батальонов из 204 МД и больших потерь в предыдущих боях дивизия насчитывала неполных два батальона.

В ночь с 26 на 27 части корпуса отошли и в течение 27 июня занимали оборону по р. Неман от Лунно до устья р. Свислочь и по р. Свислочь до Баличи. Попытки противника захватить мост у Лунно мотоциклистами и танками была отбита с большими потерями для противника и мост был взорван. В течение ночи противнику удалось переправиться отдельными партиями в районе Маневичи и занять перелески на южному берегу р. Неман. Эти переправившиеся партии были уничтожены.

 

К моменту отхода на р. Свислочь части корпуса представляли собой следующее:

29 ТД - не более 350-400 человек, 25 танков и 15 бронемашин.

33 ТД - отошла на р. Россь в составе 153 человек без боевой матчасти.

294 МД - до 2-х неполных батальонов в пешем строю, 5 танков и 5 бронемашин.

По докладам командиров дивизий в строю остались: командиров танковых полков - 1, начальник штаба - 0, командиров МСП - 2. Такие же большие потери и среди остального комначсостава.

В ночь с 27 на 28 части корпуса отошли и занимали оборону по рекам Неман и Россь на фронте:

204 МД - Перекоп (12 км. юж. Рожанка), Мосты

29 ТД Мосты, иск. Рыбаки.

Отряд 85 СД - Замостьяны, Даниловцы.

33 ТД - мой резерв в район леса 3 км. ю. з. Подворна.

Ввиду малочисленного состава частей и широкого фронта обороны, оборона была организована отрядами на отдельных направлениях. Главным образом занимались для обороны дороги, места паромов и удобные для форсирования участки. Наибольший нажим противника был на переправах через р. Неман и, особенно у м. Мосты (немцы стремились переправиться в направлении с севера на юг, на левый берег Немана - М.С.). Противник вел беспрерывные налеты авиацией и интенсивный артиллерийский и минометный огонь. Все его атаки были отбиты. По непонятным для меня причинам мост у м. Мосты не был взорван. ВВ у меня не было. Оборона моста была вынесена на северный берег р. Неман.

Часов в 18 28 июня противник, усилив свои части у м. Мосты пехотой, танками и артиллерией, перешел в наступление, прорвал предмостную оборону, и подошел к м. Мосты. Мосты несколько раз захватывался и снова отбивался штыковой атакой наших частей и стрельбой картечью. Стрелковый батальон, занимавший оборону, частью отошел по мосту, а частью переправился вплавь через р. Неман. Бой за м. Мосты продолжался в течение ночи, и противника не допускали переправиться на южный берег. Удержанию моста у м. Мосты я придавал большое значение, т. к. противник, овладев им, смог бы по шоссе выдвинуться в Волковыск в тыл отходящим частям 3-й и 10-й армий. Приказание об удержании моста до отхода частей 10-й Армии мною было дано командиру 204 МД, и было им выполнено, несмотря на большие потери. Попытка 76-мм орудиями прямой наводкой подбить фермы успеха не имели, а ВВ, как я уже сказал, не было.

Бои на рубеже р. Неман и р. Россь значительно ослабили в личном составе и материальной части и без того немногочисленные остатки дивизий. На путях отхода частей встречалось много ручьев и рек, мосты, как правило, были уничтожены. Отсутствие в частях переправочных средств требовало большой затраты времени на заготовку материала для устройства переправ и постройку мостов. Понтонно-мостовые и инженерные батальоны имели необученный состав, без инженерного имущества и в поход не были взяты. Все переправы делались самими частями.

В ночь с 28 на 29.06.41 г. был отдан приказ на отход на рубеж р. Шара. Выход производился по дорогам, забитым сожженными и подбитыми боевыми и транспортными машинами, под артиллерийским обстрелом и бомбежкой авиации, в узком дефиле южнее Новоселки (южный берег р. Неман). Южнее до м. Зельва никаких переправ через р. Зельвянка и болотистую долину не было. Фашистские части занимали отдельные пункты и леса на южном берегу р. Неман в районе ф. Новине, Новоселки, Корали, Синевичи ,Черлонка, переправы на р. Шара у д. Шара и Вел. Воля. Одновременно немецкими отрядами было занято дефиле меду реками Зельвянка и Щара (Голынка, Деречин, Ланцевичи и др.)

К нашему стыду следует сказать, что мы, даже высший комсостав, своего театра не знали и не использовали его особенности. На р. Зельвянка к северу от шоссе нет ни одной переправы, долина реки болотистая, ширина доходит до 6-8 км, а р. Шара севернее Слоним имеет всего две переправы: у д. Шара и д. Вел. Воля. Немцы это отлично учли и, заняв переправу на р. Зельвянка у м. Зельва и по р. Шара, отрезали путь отхода наших частей. Если еще пехота могла по болотам и вплавь перебраться, то о переходе машин нечего было и говорить. Кроме того, выброской довольно сильных отрядов пехоты с танками с юга на Деречин (н.п. в 12 км северо-восточнее Зельва - М.С.), противник занял сильный оборонительный рубеж фронтом на север, преградив отход наших частей в направлении на Слоним с северо-запада. К этому следует добавить действия авиации противника с воздуха.

Было два направления для отхода: форсировать р. Щара на участке д. Шара и Вел. Воля с последующим движением через лесисто-болотистый район на восток, двигаться через Деречин на Слоним. Я решил форсировать р. Шара (вероятно, именно поэтому данный текст был написан; части 3-й и 10-й Армий, прорывавшиеся в треугольнике Зельва, Ружаны, Слоним, были окружены и практически полностью уничтожены - М.С.). Мосты у д. Шара и Вел. Воля были взорваны и оборонялись противником. Попытка форсировать р. Шара в районе д. Шара в течение 29 июня успеха не имели. Потери были до 50% оставшихся бойцов и командиров. Артиллерии не было, оставшиеся орудия снарядов не имели (снаряжения в течение всего времени не было; собирали брошенные или не взорвавшиеся при бомбежке авиацией, снаряды и патроны).

Форсирование р. Шара у д. Вел. Воля удалось. Сложность была в наводке моста, который бы позволил переправить оставшуюся матчасть. Ширина реки до 60 м. Переправочных штатных средств нет, нет пил, топоров, скоб и др. имущества. Нет специалистов понтонеров и саперов. Работу производили бойцы и командиры, не прекращая работу при налете авиации и обстреле артиллерии противника. Работой руководил корпусной инженер майор Клыков. К 23-00 29 июня мост, позволяющий переправить пехоту и колесные машины, был наведен. Боевые машины мост не выдерживал и попытка переправить танки, привела к порче моста и затоплению танка и бронемашины. Два Т-34 удалось переправить вброд, но в Новогрудках их пришлось уничтожить из-за отсутствия горючего. Остальные боевые машины были подорваны, а частью сожжены авиацией противника, производившей бомбежку днем и ночью.

По наведенной переправе удалось переправить остатки частей корпуса и 85 СД. Переправа под утро производилась при бомбежке авиации и под обстрелом подошедших к переправе с запада танков и бронемашин противника. К исходу дня 30.06.41 г. части вышли в лес южнее Вензовец (35 км севернее Слоним - М.С.). Состояние бойцов и командиров после непрерывных боев и переходов в течение 9 суток, без регулярного питания, частью невооруженных или без боеприпасов, было тяжелое. При остановках на марше все падали и немедленно засыпали. Питание доставали путем реквизиции, главным образом мясо, молока, хлеба не было. Варил каждый себе пищу в котелке или шлеме.

Командирами дивизий остатки дивизий были направлены для отхода:

29 ТД под командой командира МСП майора Храброго на Столбцы, Могильно.

33 ТД на Барановичи, Тимковичи.

204 МД под командой командира МСП полковника Сиденко на Столбцы ,Могильно.

Остатки штабов дивизий и штакора отходили на Новогрудок, Столбцы, Могильно.

Не имея связи и не зная обстановки, я предполагал, что рубеж [Слуцкого] УР занимают наши части, а выйти из окружения противника к своим частям лучше будет отдельными отрядами.

В этом меня убедили последующие события. Из Новогрудок 01.07.41 г. в 16-00 я выслал начштакора полковника Мухина, начальника 3-го отдела батального комиссара Иванова и помощника начальника 1-го отдела капитана Буторькова с охраной в Минск, в штаб фронта с целью ознакомиться с обстановкой и получить дальнейшие указания. В район Новогрудок подошли немецкие части.

В ночь с 1 на 2 июля я со своим отрядом выступил из Новогрудок на Кареличи, Турец, Мир, Столбцы. В Кареличи ночью встретил генерал майора Болдина, который на Т-34 со штабом двигался на Столбцы. Противник прочно занимал Турец, Мир и р. Уша. Попытка 02.07.41 г. пробиться у Плонечка, Бол. Жуховичи, Будзевичи не удалась. Потерял в бою командира 29 ТД и его заместителя по полит части, начальника 1-го отдела штакора, НИС 33 ТД, зам начальника 3-го отдела, начальника 3-го отдела, начальника связи 29 ТД и др. Я решил, с целью сохранения кадров для будущих боев, выходить из окружения небольшими группами по 5-6 человек. Группа такого состава сможет по лесам и болотам, обойти противника и выйти из окружения. Общее направление - Мозырь. Такими группами, начиная с 02.07.41 г., стали выходить из окружения.

Я с группой вышел в районе д. Карпиловка, 80 км северо-западнее Мозырь (230 км юго-восточнее Столбцы - М.С.) 17 июля; уверен, что и остальной комначсостав выйдет из окружения и будет уничтожать фашистскую сволочь. Мне известно, что вышедшие из окружения бойцы и командиры корпуса оставлены в частях 21-й Армии. Полагаю, что такое же положение имеет место и в других армиях. Считаю, что нам придется не только задерживать наступление фашистов, но наступать и добивать их на их территории, поэтому кадры танкистов необходимо не распылять, изъять их из строевых частей и приступить к формированию танковых частей. Подготовка и сколоченность танковых частей требует специального отбора и времени. В этом вопросе нельзя допускать импровизацию, формирования танковых соединений "на ходу", ибо опыт таких формирований во Франции привел к гибели танковых соединений.

 

4.   Средний расход моторесурсов на боевую машину и пройденный километраж по дням:

Боевая материальная часть в течение 22.06.41 г. - 01.07.41 г. года работала на пределе. В течение дня части вели бой, а в течение ночи происходили перегруппировки танков. Танки, как правило, прикрывали отход пехоты на следующие рубежи. Средний расход моточасов в сутки на танки и бронемашины 12-16 м/ч. Наибольший расход моточасов был 22 - 26.06.41 г. на рубеже Гродно - Сокулка, где танки по четыре раза ходили в атаку. Средний пройденный километраж колесных машин 100 - 150 км. Наибольший пройденный километраж колесными машинами 22-23 июня, до 250-300 км (204 МД), когда происходила переброска частей из района расквартирования на фронт.

5. Части 11 МК в течение 22 - 29.06.41 г. вели бой с 49 ПД, 427 ПП и танковыми частями группы генерала Гота.

Наибольшее количество танков противника были 4-го типа, вооруженные 45-мм пушкой, спаренной с пулеметом. К югу от Гродно (район Гибуличе) противник применял средние танки небольшими группами в 3-5 танков, вооруженных 75-мм пушкой. В первых же атаках наших танков противник понес большие потери в танках и в последующих боях при появлении наших танков уходил за свою обороняющуюся пехоту.

Пехота противника имеет мощную ПТ оборону. Как правило пехотный батальон имеет до 15 ПТО 45-мм плюс 75-мм орудия в количестве 3-5. Орудия располагаются на огневых позициях в удалении 200-300 метров от переднего края и эшелонируются в глубину. Широко применяются орудия кинжального действия. Огонь ПТО открывают при подходе атакующих танков к переднему краю. Помимо 45-мм ПТО, пехота, мотоциклетные и десантные части богато оснащены 37-мм автоматическими пушками (???). Каждый десантник вооружен автоматом, небольшой отряд имеет одну танкетку, 1-2 автомашины, 2-3 пушки 37-мм и 1-2 миномета.

Построение марша немецких колонн:

Маршрут разведывается одиночными самолетами, затем группой самолетов 3-4 шт. После чего выбрасывается наземная разведка из 4-5 бронемашин с мотоциклами, с разрывом 1-2 км от группы колесных машин, на которые посажены солдаты. К машинам, как правило, прицеплены орудия ПТО. Отряд на колесных машинах выполняет службу охраны дороги, выставляя на мостах и перекрестках посты из 2-3 человек, вооруженных автоматами. В наиболее важных пунктах до 10 человек с орудием ПТО. Вдоль дороги по канаве прокладывается кабель диаметром около 15 мм. При движении дорога патрулируется мотоциклистами и, как правило, сопровождается низколетящим самолетом. При малейшем подозрении ведется огонь из пулемета. Боковых застав, как подвижных, так и неподвижных, немецкие автоколонны не имели. Движение ночью до 24-00 происходит без света. Около 1 часа [ночи] движение колонн прекращается. Колонны, как правило, двигаются компактно. Дневное движение начинается около 5-00.

Наступление подготавливает авиация, путем бомбежки и обстрела из пулеметов. После этого ведется артподготовка и обстрел из минометов в течение 2-3 часов, затем двигаются танки в удалении 300-500 метров впереди пехоты. На пересеченном и лесном участке танки не участвуют в атаке. Танки при атаке в глубине обороны не отрываются далеко от пехоты, и только когда оборона начинает быстрый отход - вклиниваются в отступающих и преследуют их. Как правило, можно сделать вывод: когда наша атака танков поддерживалась артогнем и сопровождалась пехотой, потери танков были единичными. Когда же танки атаковали одни (район Перстунь, Голинка, Раковче, Фолиш - 29 ТД) потери доходили до 60%.

Для содействия удержанию обороны своей пехоты, а также  для прикрытия отхода, противник широко применяет авиацию. Группа в 10-15, а иногда до 40 самолетов производит 6-8 налетов. Действия мотоциклетных частей широко применяются для захвата мостов, отдельных пунктов, выход на фланги и тылы. Как пример: мотоциклисты (до 50 с танками), прорвав предмостную оборону у Лунно и Мосты, лезли напролом с целью захвата моста и были уничтожены орудиями ПТО и картечью 76-мм орудий.

 

6. Потери материальной части.

Танков Т 26 - 220, БТ 5 - 40, Т 37/38/40 - 6, бронемашин - 60.

Колесных машин всех типов и марок - 540, мотоциклов - 110.

Характерные потери для Т-34 - это выход танков из строя по причинам повреждения гусениц, ведущих колес и ленивцев. Из 24 танков 20 потеряны по этим причинам. Противник при нашей танковой атаке сосредотачивал огонь нескольких ПТО на один танк с последующим переносом огня на следующий танк. Случаев неполного пробития лобовой брони танка Т-34 имелось два, танки после этого еще ходили в атаку. 2 танка КВ погибли в 1-й день на рубеже южнее Сопоцкин. Один танк опрокинулся и утонул в болоте, второй был подбит в ходовую часть, а третий, неисправный, подорван в мастерской.

Танки Т-26 и БТ в течение 22-25 июня были выведены из строя попаданием снарядов ПТО в танк. Танки БТ и Т-26 пробиваются ПТО и горят. Немецкие танки пробиваются орудиями наших танков и тоже горят. После 23.06.41 г. немцы против наших танков использовали ПТО и бомбежку авиацией, которой сожжено около 6 танков (подчеркнуто мной - М.С.). Немецкие танки после встречи 22 июня с 29 ТД, понеся потери около 30 танков (??? наверное, имеются в виду "штуги", правда их всего могло быть 18 единиц - М.С.), отошли и использовались как ПТО, [действуя] из-за масок и укрытий.

Использование БА-20 в разведке показало их малую проходимость, слабую броню и малую пригодность. Первые наши разведчики на БА-20 от 33 ТД из Сокулка в Домброва были подбиты. Броня БА-10 выдерживает бронебойные пули. Листы, защищающие задний мост, пробиваются. Колесные машины имеют потери: расстреляны и сожжены по дорогам около 330-350 машин, оставлено на СПАМАах в районе Пески - 30 машин. Убыли для занятия обороны на р. Котра и не вернулись с людьми в 204 МД порядка 95-110 машин. Погибло на р. Шара при переправе 40-50 шт. Уничтожено при выходе из окружения 40 машин. Склады запасных АБТ имущества и ГСМ в Гродно и Волковыск сожжены авиацией противника в течение 22-23.0641 г.


Доклад подписал генерал-майор Мостовенко 1 августа 1941 г.

Рассекречено в 2005 году

Версия для печати


Рейтинг: 5.00 (проголосовавших: 8)
Просмотров: 16731

Добавить в закладки | Код для блога
Предварительный просмотр:
Сайт Марка Солонина
Доклад командира 11-го мехкорпуса (дополнено 13.08.2013)
.

Уважаемые пользователи! Если в ходе ознакомления с данным материалом у вас появилось желание задать вопрос лично Марку Солонину, предлагаем воспользоваться страницей обратной связи.

2016
2013
2012
2011
Copyright Mark Solonin
Создано brandangels.ru
Использование материалов сайта разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий — гиперссылки) на solonin.org
Отправить сообщение Марку Солонину