22.03.12

Пропавший штаб (еще один отчет о боевых действиях 12 МК)

 

 

Публикация "Донесения о боевых действиях 12-го мехкорпуса..." дала неожиданный и весьма позитивный результат. Ко мне обратился Дмитрий Туренков, внук полковника (в июне 1941 года - ст. лейтенанта) Туренкова, по сообщению которого была установлена картина гибели штаба 12 МК. Дмитрий Туренков, изучая историю боевого пути своего деда, обнаружил в ЦАМО (фонд 12 МК, оп. 1, д. 30, л.л. 11-17) отрывок из ранее не публиковавшегося отчета о боевых действиях 12-го мехкорпуса в июне 1941 г. 

Документ во многом совпадает с упомянутым выше "Донесением", но составлен более подробно. При публикации я исправил написание топонимов в соответствии с современными нормами. В тех случаях, когда названия н.п. изменены до неузнаваемости (Митава и Елгава), даны пояснения в скобках. На карте-схеме топонимы обозначены в соответствии с их обозначением в докладе.

*********************************************************

…  Группа танков 45-го и 144-го танковых полков [23-й танковой дивизии], возглавляемые начальниками штабов этих полков, сосредоточились в лесу 3 км юго-восточнее Куршенай. Район сосредоточения дивизии подвергался неоднократным бомбардировкам авиации противника. Распоряжением командира 12 МК дивизия выступила из данного района на Шяуляй.

28-я тд, выполняя приказ на отход частей, к 5-00 сосредоточилась в лесу 0,5 км сев. Вержины, где была произведена дозаправка машин и подтягивание отстающих. При дальнейшем совершении марша части дивизии на участке Слобода-Кеунишки подвергалась интенсивному обстрелу артиллерией противника из района Шаукенай. Потеряно 6 танков. На остальном участке до Грузджяй колонны в течение всего дня подвергались бомбардировке противника с воздуха.

В течение ночи на 27.6 части приводили себя в порядок, подтягивали отстающие боевые машины и тылы.

В 9-00 во второй эшелон штаба 12 МК прибыл начальник отдела тыла [корпуса] полковник Гринберг, разыскивающий второй эшелон и забрал с собой начинслужбы майора Алексеева, нач. строевого отдела интенданта 3-го ранга Торопова и пом. начальника оперотдела капитана Ефимова в оперативную группу [штаба корпуса] - фл. Гурбы, оставив старшим 2-го эшелона [штаба корпуса] начальника артиллерии полковника Разинцева.

Сосредоточение корпуса 26.6. в район Грузджяй производилось в дневное время без какого бы то ни было прикрытия зенитной артиллерии и авиации. По прежнему плохое обеспечение артиллерийскими снарядами артиллерии 23-й тд

 

27.6.41

Приказание Командарма-8, переданное через командира 11 СК, было оформлено и разослано в части боевым распоряжением командира 12 МК от 27.6, где указано: "Части 12 МК в течение ночи на 27.6 совершают марш в новый район сосредоточения, имея задачи совместными действиями с 11 СК уничтожить прорвавшегося противника, угрожающего левому флангу армии. 23-й тд сосредоточиться в районе Плевонис, Гибайчяй, Норейки в готовности короткими контрударами уничтожать прорывающиеся танки противника. 28-й тд в районе Армонайчяй, фл. Гедзюны, Иждпичяй (все перечисленные здесь местечки лежат в полосе, пересекающей шоссе Шяуляй - Ионишкес в районе Мяшкучяй, Борисели - М.С.) с той же задачей, что и 23-й тд. КП 12-го мехкорпуса - лес южнее Борисели".

Во второй половине дня 26.6 (да, именно 26 июня, т.е. идет описание событий предшествующего дня - М.С.) делегат связи майор Гудков был послан с донесением № 10 в Штарм-8 (район г. Бауска) о сосредоточении частей корпуса 26.6. в районе Грузджяй. Командармом-8 в 22-30 26.6. с тем же делегатом было отправлено приказание за подписью начальника Оперативного отдела полковника Смирнова о выступлении частей 12 МК из района Грузджяй и о сосредоточении их к утру 27.6 в районе ст. Мейене и о производстве всевозможных разрушений складов в районе Шяуляй. Делегат связи прибыл в 4-00 27.6 на КП 12 МК - фл. Гурбы, на котором оперативной группы [штаба 12-го мехкорпуса] не оказалось.

Поиски оперативной группы в различных направлениях от фл. Гурбы успеха не имели, так как оперативная группа перешла по приказу в лес южнее Борисели (Барисяй), а части корпуса выполняли боевое распоряжение Командарма-8, переданное через командира 11 СК.

23-я тд: 144-й танковый полк с 10-й сд до 22-00 оборонялся и прикрывал отход частей 10 сд на новый рубеж обороны - восточный берег р. Вента в направлении Папиле (рубеж обороны 144 тп не уточнен). 45 тп с частью танков 144 тп сосредоточился на северной окраине Шяуляй, где, подвергшись сильному артиллерийскому обстрелу и потеряв 5 танков, в 0-30 27.6 начали отход на Ионишкис, где и заняли оборону. В Ионишкис 27.6 командир 23-й тд получил устный приказ (подчеркнуто мной - М .С.) от генерал-майора Гусева о немедленном отводе дивизии через Митава (ныне Елгава) на Ригу и в штабе фронта получить дальнейшую задачу. 23-я тд действовала своими танковыми полками в различных направлениях (144 тп в районе Папиле, 45 тп в районе Шяуляй) и боевое распоряжение командира 12 МК, составленное в 1-30 27.6 о сосредоточении 23-й тд в районе лесов юго-западнее Мяшкучяй (западнее Шяуляйского шоссе), получено не было.

28-я тд: в 7-00 части 28-й тд, согласно приказа командира 12 МК отданного в 3-00, начали совершать марш двумя маршрутами в район обороны по южному берегу р. Муша, в готовности короткими ударами уничтожать прорывающиеся танки противника. С 12-00 до 16-00 танки занимали огневую оборону на участке Вайды, фл. Помуже (Памушис). Оборона была организована с таким расчетом, что все дороги, идущие от противника, перекрывались огнем танковых подразделений. 28-й гаубичный артполк сосредоточился на огневых позициях в лесу 1 км восточнее Касакай (н.п. рядом с Памушис - М.С.).

С 16 до 17-00 были небольшие столкновения с передовыми танковыми частями противника. В 17-00 колонна танков противника неустановленной силы* выдвинулась к м. Гедвейнес, обходя правый фланг дивизии. С фронта открыли огонь до 6 противотанковых орудий. В завязавшемся бою было подбито до 6 танков противника и две противотанковые пушки. Не вернулись из боя начальник отдела политпропаганды батальонный комиссар Шалаев, начальник штаба дивизии подполковник Маркелов, командир и начальник штаба 28-го разведбата майор Швейкин (по другим данным, был ранен, остался жив и закончил войну в звании полковника - М.С.) и ст. лейтенант Иванов, два командира роты и два заместителя по политической части. Все эти товарищи действовали в качестве командиров машин и не вернулись со своими машинами. Решением командира дивизии части 28-й тд были отведены в район лесов Паулюмуйжа, мз. Бервирцава, ст. Сысава, где они и сосредоточились к 2-00 28.6 (35 км севернее р. Мужа).

* установить силу этой "колонны танков", действительно, непросто. Никаких танковых частей вермахта на рижском направлении не было, ближайший к месту событий 41-й танковый корпус продвигался южнее Шяуляй, через Паневежис, Рокишкис на Екабпилс. Для наступления на Ригу командование 1-го армейского (т.е. пехотного) корпуса вермахта создало временную "боевую группу" под командованием полковника Лаша. Именно эта группа, пройдя за три дня 140 км по маршруту Шяуляй, Ионишкес, Бауска, Иецава, разогнала остатки двух советских танковых дивизий и 29 июня захватила рижские мосты через Даугаву (Западную Двину). Да, в состав группы, имевшей численность не более пехотного полка, был включен 185-й дивизион "штурмовых орудий" (т.е. максимально 18 самоходных орудий), но трудно предположить, что советские танкисты в ходе боя (т.е. с расстояния в несколько сот метров) не смогли отличить танк от "самоходки".

Согласно боевого распоряжения штаба корпуса, датированного 27.6 1-30, оперативная группа [штаба] в 3-00 перешла на новый КП - лес южнее Борисели. Несколько позднее прибыли на новый КП командир и начальник штаба корпуса. В 14-00 с КП оперативной группы убыли начальник артиллерии полковник Разинцев - в 28-ю танковую дивизию, и начальник отдела тыла полковник Гринберг - в 23-ю танковую дивизию, с задачей уточнить положение частей. Дивизий в указанных районах не оказалось. Затем полковник Разинцев и капитан Ефимов по приказанию начальника штаба корпуса были посланы разыскать второй эшелон штаба и вернуть его на КП (выше было сказано, что именно полковник Разинцев был назначен старшим по "второму эшелону штаба корпуса" - М.С.)

По приказанию Командарма-8, переданного подполковником Лебеденко, часть второго эшелона (штаба?) корпуса перешла в новый район расположения в направлении Бауска.

В течение всего дня дивизии получали от различных штабов три противоречащих друг другу приказа, ни один из которых выполнен не был. Управление со стороны оперативной группы штаба корпуса совершенно отсутствовало. Взаимодействия между дивизиями не было, каждая дивизия действовала самостоятельно. Оперативная группа оторвалась от частей и, потеряв связь с ними, не знала обстановки на фронте, находясь целый день на КП без прикрытия со стороны частей, была окружена и уничтожена противником.

 

28.6.41

Нахождение части второго эшелона штаба корпуса было неизвестно, связь с оперативной группой отсутствовала. Посланные полковник Разинцев и капитан Ефимов нашли часть второго эшелона [штаба] в районе Жеймялис; по имеющимся сведениям, полученным от начальника штаба 28-й тд подполковника Маркелова, противник вел наступление в направлении Бауска, и что части 28-й тд отходят на Ригу.

В 14-00 полковник Разинцев в штабе фронта (Рига) от зам. командующего [фронта] генерал-лейтенанта Сафронова получил приказание о вступлении в командование корпусом и о выдвижении частей корпуса на северный берег р. Западная Двина для организации обороны. Оставшаяся часть второго эшелона штаба корпуса вышла на КП в районе Тегумс (ныне Кегумс).

Приказание о занятии обороны по северному берегу р. Западная Двина в районе ст. Тегумс для 28-й тд передано полковником Разинцевым представителю 28-го гаубичного артполка, который в это время находился на марше между Бауска и Рига. Управление дивизиями со стороны оперативной группы штаба корпуса отсутствовало, и последние не знали обстановки на фронте и положение частей дивизий.

Командир 144 тп 23-й тд полковник Кокин в районе Акмене получил приказание от командира 10-й сд (подчеркнуто мной - М.С.) следовать частями дивизии через Митава на Рига, о чем им было доложено начальнику штаба 23-й тд. Из района мз. (неразборчиво) остатки 23-й тд выступили на Митава. В тот же день группа танков 45 тп и 144 тп (12 танков и одна бронемашина) под командой начальника штаба 144 тп, согласно указания штаба Фронта, патрулировали по улицам г. Рига, а затем по приказанию генерал-лейтенанта Сафронова обороняла переправу через р. Западная Двина в районе ст. Тегумс и патрулировала берег реки до отхода частей 23-й тд. Три танка 144 тп и одна бронемашина были выделены для охраны штаба фронта.

В 2-00 ответственный представитель штаба 8-й Армии (фамилия неизвестна) приказал командиру 28-й тд двигаться в район Бауска и далее по дорогам на г. Рига, для сбора частей и приведения их в порядок сосредоточить 28-ю тд в районе лесов севернее ст. Иецава. В 11-00 ВРИО начальника штаба дивизии капитан Пашков получил через начальника артиллерии штаба корпуса полковника Разинцева приказ генерал-лейтенанта Сафронова о сосредоточении 28-й тд в районе ст. Тегумс. В 13-00 55-й и 56-й танковые полки 28-й тд выступили из района ст. Иецава на город Рига.

Рота бронемашин и 6 танков 28-го разведбата обороняла мост через реку в г. Митава и после прохождения наших частей вела упорные бои с противником, пытавшимся форсировать р. Лиелупе. Все бронемашины и экипажи из этого боя не вернулись, мосты в г. Рига были взорваны раньше, чем части успели переправиться.

При прохождении г. Рига часть танков с экипажами были выделены для наведения порядка в городе. В 22-00 28 июня 28-я тд заняла оборону по северному берегу р. Западная Двина в районе ст. Тегумс. 28-й гаубичный артполк прикрывал переправу частей 48-й стрелковой дивизии через р. Западная Двина. В 19-00 командир 28-й тд получил от начальника штаба 8-й Армии генерал-майора Ларионова задачу - всеми имеющимися в наличии частями занять оборону на северном берегу р. Западная Двина на участке Ремборы.

 

29.6. 41

В 7-15 командующему 8-й Армии было отправлено Боевое донесение штакора-12 (КП лес 3 км северо-восточнее ст. Тегумс) следующего содержания:

1) По приказанию Зам. командующего войсками округа генерал-лейтенанта Сафронова части 12 МК занимают противотанковую оборону р. Западная Двина и мостов в районе ст. Тегумс. В частях корпуса проводится проверка укомплектованности личным составом, матчастью, ГСМ и продовольствием.

2) По непроверенным данным, со слов ст. лейтенанта Туренкова (подчеркнуто мной - М.С.), оперативная группа вместе с командиром корпуса попала в окружение на КП в лесу 4 км юго-восточнее Мяшкучяй.

По предварительным, окончательно не проверенным данным потери корпуса составляют: в личном составе 15-20%, боевой материальной части 75-80% (подчеркнуто мной - М.С.)

3)  В виду вышеизложенного считаю, что дальнейшее использование частей корпуса без укомплектования боевой матчастью и организационного оформления нецелесообразно. Корпусу неизвестно, где находится станция снабжения и где получают необходимые средства для существования и боя.

Донесение подписано ВРИО командира корпуса полковником Разинцевым и ВРИО начальника штаба корпуса полковником Гринберг.

В 16-00 командир 65-го стрелкового корпуса генерал-майор Комиссаров получил приказание командарма-8, в котором указывалось: с 5-00 29.6 танки и пехота противника (который уже получил все необходимые средства для существования и боя и неизменно находил на чужой территории станции снабжения - М.С.) начали переправу через р. Западная Двина; вам подчиняются 202-я моторизованная и 28-й танковые дивизии. Задача корпусу - уничтожить переправившегося противника, переправы взорвать. Задача 202-й мд в районе Скревери, Кокнесе и 28-й тд в районе ст. Тегумс поставлены.

144 тп 23-й танковой дивизии, совершая марш через Митава на Рига, подвергался беспрерывной бомбардировке и обстрелу противником с воздуха. Приказанием полковника Кокина был организован отряд в составе 10 танков, отряда пограничников, 3-х орудий ПТО, двух рот пехоты 10-й сд, 6 бронемашин. Сводный отряд успеха в продвижении не имел. В обстановке окружения и большой речной преграды полковник Кокин отдал приказ - уничтожить оставшиеся танки (14 шт.), а личному составу мелкими группами, любым способом (подчеркнуто мной - М.С.) переправиться через р. Западная Двина. Сам полковник Кокин переправился с командиром 4-го тб капитаном Деевым. Дальнейшая судьба их неизвестна.

Группа танков 45-го и 144-го танковых полков под командованием майора Курова обороняла переправу через р. Западная Двина в районе ст. Тегумс. Остальные части 23-й тд к 6-00 сосредоточились в районе мз. Мазозолы, тылы - в движении на Псков. 23-й (неразборчиво) в движении на Двинск ( ?) понес значительные потери в личном составе и материальной части вследствие бомбардировки противника с воздуха.

В 7-00 командир 28-й тд был вызван в Ригу к командующему 8-й Армии, где ему зам. командующего генерал-майор Березинский сообщил, что 6 танков противника прорвались через понтонный мост в г. Рига. Командиру дивизии была поставлена задача - уничтожить прорвавшиеся танки противника. Было выслано 8 танков под командой капитана Семченко. В результате боя уничтожено 2 танка противника и одна пушка ПТО. Потери - 2 танка, которые были подбиты и сгорели на привокзальной площади.

В 8-40 командир 28-й тд получил задачу от командующего армией: тыловые части и подразделения направить по Псковскому шоссе. Всем остальным частям занять оборону по северному берегу р. Западная Двина на участке Кокнесе, Плявинас, Лыэграде. В это время мелкие группы противника в районе Плявинас переправились на севернй берег р. Западная Двина, которые были 56-м танковым полком уничтожены (из дневника боевых действий 28-й тд).

В течение дня 29.6 проводились оборонительные работы на указанном рубеже. Оставшиеся части штаба корпуса находились в лесу 3 км северо-восточнее ст. Тегумс.

К исходу дня 28.6  ВРИО командира корпуса полковник Разинцевым и ВРИО начальника штаба корпуса полковник Гринберг убыли в штарм-8, вернувшись на КП утром 29.6, не найдя КП штарма-8. 29.6 вторично выехали в штаб армии. Старшим оставшейся группы был назначен пом. начальника оперативного отдела капитан Ефимов. В 15-00 /16-00 29.6 штаб корпуса переместился на новый КП мз. Туркалне.

Как выяснилось, в районе леса 4 км юго-восточнее м. Мишкучяй в оперативной группе [штаба корпуса] находились: командир корпуса генерал-майор Шестопалов, заместитель командира корпуса по политчасти бригадный комиссар Лебедев, начальник штаба полковник Калиниченко, адъютант мл. лейтенант Фроловский, врио начальника оперативного отдела майор Высокоостровский, пом. начальника связи капитан Еленевский, начальник строевого отдела интендант 3-го ранга Торопов, начальник санитарной службы бригврач Скачков, пом. начальника АТС автобронетанкового снабжения ст. лейтенант Гундобин, секретарь парткомиссии ст. политрук Марченко, начальник отдела политпропаганды по комсомолу ст. политрук Мушков, инструктор по информации ст. политрук Ершов, начальник 3-го отдела госбезопасности батальонный комиссар Юдин, председатель ревтрибунала военюрист 2-го ранга Чернявский (всего 14 фамилий - М.С.) и небольшая обслуживающая группа из младшего начсостава и рядового состава, и материальной части, находящейся [при оперативной группе] - две радиостанции (подчеркнуто мной - М.С.), легковые машины, бронемашины.

Находившиеся в той группе шифродокументы были сожжены ст. лейтенантом Туренковым. Со слов вырвавшегося из окружения ст. лейтенанта Туренкова и военюриста 3-го ранга Романова, оперативная группа попала в окружение. Командир корпуса генерал-майор Шестопалов был дважды ранен, ранены заместитель по политчасти бригадный комиссар Лебедев, майор Высокоостровский, ст. политрук Ершов. О дальнейшей судьбе этой группы сведений не поступало.

 

30.6.41

Боевым распоряжением штакора-12 (КП мз. Туркалне) в 6-00 частям корпуса были поставлены задачи по обороне северного берега р. Западная Двина на участках: 28-я тд с 10-м мотоциклетным полком - Кокнесе, Плявинас и 202-й мд - исключая Плявинас, Крустпилс. 23-я тд, сосредоточившись в районе мз. Эргли, получила задачу подготовить контратаки в направлениях Коакнес, Плявинас. КП штаба корпуса с 12-00 мз. Эргли.

Весь личный состав экипажей [танков], не имеющих машин, был передан в мотострелковые полки и вооружен имеющейся в наличии материальной частью…

Версия для печати


Рейтинг: 5.00 (проголосовавших: 7)
Просмотров: 17556

Добавить в закладки | Код для блога
Предварительный просмотр:
Сайт Марка Солонина
Пропавший штаб (еще один отчет о боевых действиях 12 МК)
Публикация "Донесения о боевых действиях 12-го мехкорпуса..." дала неожиданный и весьма позитивный результат. Ко мне обратился Дмитрий Туренков, внук полковника (в июне 1941 года - ст. лейтенанта) Туренкова, по сообщению которого была установлена картина гибели штаба 12 МК...

Уважаемые пользователи! Если в ходе ознакомления с данным материалом у вас появилось желание задать вопрос лично Марку Солонину, предлагаем воспользоваться страницей обратной связи.

2016
2013
2012
2011
Copyright Mark Solonin
Создано brandangels.ru
Использование материалов сайта разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий — гиперссылки) на solonin.org
Отправить сообщение Марку Солонину