30.04.10

"Все давно рассекречено..." - 2

Документ, обнаруженный в архиве Госдепа США г-ном Шаули, уже третий год не дает мне покоя. Трудно поверить в то, что Наркомат иностранных дел неизменно миролюбивого Советского Союза (в лице начальника Центрально-европейского департамента тов. Александрова) мог столь цинично, а главное - столь откровенно!!! объяснять заезжим чешским антифашистам смысл и цели внешней политики СССР ("если бы СССР заключил договор с западными державами, Германия никогда бы не развязала войну, из которой разовьётся мировая революция, к которой мы долго готовились… война обессилит Европу, которая станет нашей лёгкой добычей. Народы примут любой режим, который придёт после войны...").

Моя первая попытка найти документальные опровержения столь наглой клеветы (или, напротив, документальные подтверждения того, что Сталин не просто способствовал развязыванию Второй мировой войны, но и делал это осознанно и с умыслом) закончилась тем, что начальник Архивной службы МИДа послал меня в библиотеку, читать ранее (т.е. в годы позднего застоя) опубликованные сборники документов, включая эпохальное "Советский Союз в борьбе за мир накануне Второй мировой войны". Мое безнадежное отчаяние длилось до тех пор, пока я не вспомнил, что запрос-то был послан от имени Издательства "Яуза", которое публикует мои книги. Соответственно, я все еще имею законное право обратиться - на этот раз уже от себя лично - в архивную службу МИД РФ. Что я и сделал 8 апреля с.г.


"В Министерство иностранных дел Российской Федерации,

119200, Москва, Смоленская-Сенная пл., д. 32/34

Запрос о предоставлении информации

В связи с научным исследованием, посвященным вопросам истории международной политики СССР, мне необходимо ознакомиться со следующими документами, находящимися в ведении Архивной службы Министерства иностранных дел Российской Федерации:   документы Центрально-Европейского отдела НКИД за октябрь 1939 г., в том числе отчеты (протоколы) всех встреч с иностранными гражданами, которые в указанный период имел начальник Центрально-Европейского отдела НКИД Александров А.М.           

В связи с изложенным, прошу дать ответ о возможности предоставления мне доступа к указанным документам Архивной службой Министерства иностранных дел Российской Федерации."


МИД есть МИД! Не прошло и 20 дней (из 30, предусмотренных в законе), как мне пришло заказное письмо. Все, как в лучших домах - номерной бланк, бумага с водяными знаками и пр. И никаких - на этот раз - списков рекомендуемой для моего самообразования литературы:

"Уважаемый Марк Семенович,

В связи с Вашим обращением в МИД России относительно возможности ознакомиться с документальными материалами Архива Министерства - Архива внешней политики Российской Федерации (АВП РФ) сообщаем следующее.

По действующим Правилам для оформления разрешения исследователям для работы в читальном зале АВП РФ необходимо направить на имя Директора Историко-документального департамента МИД России (Константин Константинович Провалов) письмо за подписью руководства Вашего научно-образовательного учреждения на официальном бланке с указанием темы и целей научно-исследовательской работы, уточнением интересующих вопросов и хронологических рамок планируемого исследования (плана-концепции научной работы). Это необходимо в целях сокращения сроков подбора сотрудниками Архива документов по заявленной теме, т.к. научно-справочный аппарат (описи дел) в читальный зал АВП РФ исследователям не предоставляются.

Информируем также, что процедура согласования, как правило, рассчитана на срок не менее 10 дней с момента поступления в Архив вышеупомянутого официального письма.

Просим Вас принять к сведению нашу информацию.

Начальник Архива внешней политики Российской Федерации Н. Мозжухина"



***


Итак, что мы имеем?

Во-первых, мы имеем фактическую бумагу, документ, позволяющий, наконец, перевести дискуссию о том, все ли у нас уже рассекречено и одна ли только лень мешает российским историкам разобраться с историей 1939 года, в русло практических дел, в частности - в судебный иск.

Во-вторых, я имею зафиксированный на бумаге с подписью и печатью отказ предоставить мне опись архивных дел за 1939 г. В принципе, это снимает все дальнейшие вопросы и обсуждения. Так работают только в детских библиотеках для самых маленьких:

- Что ты хочешь почитать, деточка?

- Про приключения!

- Молодец, умница, подожди, я сейчас тебе что-нибудь подберу…

Школьникам старших классов, и уж тем более - взрослым людям в научной библиотеке, предоставляют для ознакомления каталог (аналог описи дел в архиве), в котором исследователь находит те книги, которые он считает нужным для своей работы. В архиве, где даже сам факт наличия или отсутствия тех или иных документов исключительно важен, работа без описи, "в темную", по тем документам, которые "по заявленной теме подберут сотрудники Архива", лишена всякого смысла. Не надо ехать в Москву для того, чтобы понять: из деталей АКМ можно собрать исключительно и только автомат. Из "заботливо подобранных документов" получится только "СССР в борьбе за мир" номер два.

В-третьих, не лишено перспектив судебного спора и откровенно заявленное ограничение прав гражданина (меня то есть) по признаку профессиональной деятельности. У нас по Конституции все ж таки правовое, а не феодально-сословное государство. Если документ (в частности - протоколы встреч в НКИД 70-летней давности) рассекречен, то он должен быть доступен любому гражданину РФ - вне зависимости от его профессии, ученых званий, заслуг перед Отечеством и пр. Если же документ секретен, то с ним могут быть ознакомлены (причем лишь в части их касающейся) должностные лица, которым эта секретная информация необходима для выполнения обязанностей государственной (воинской) службы. Никакие "письма за подписью на официальном бланке" не могут служить основанием для разглашения государственных секретов. Осталось только выяснить главное - кто, когда, каким решением, на какой срок и на каком основании продлил срок засекречивания протоколов 39-го года аж до лета 2010.

В-четвертых, я не вполне уверен (более внятную позицию мне помогут сформулировать профессиональные юристы, уже взявшиеся за ведение этого дела), что госпожа Мозжухина имела законные основания "отфутболить" меня вверх по административной лестнице. С запросом о допуске к работе в архиве я обратился к первому руководителю архива. Это общепринятая норма. Никто из нас никогда не писал заявление о приеме или увольнении с работы в адрес начальника главка или министерства, или главе правительства - такое решение всегда оформляется приказом руководителя предприятия. С кем и как он согласовывает свое решение нас, как заявителей, совершенно не касается.

Версия для печати


Рейтинг: 5.00 (проголосовавших: 12)
Просмотров: 23110

Добавить в закладки | Код для блога
Предварительный просмотр:
Сайт Марка Солонина
"Все давно рассекречено..." - 2
Итак, я имею зафиксированный на бумаге с подписью и печатью отказ предоставить мне опись архивных дел за 1939 г. В принципе, это снимает все дальнейшие вопросы и обсуждения. Так работают только в детских библиотеках для самых маленьких...

Уважаемые пользователи! Если в ходе ознакомления с данным материалом у вас появилось желание задать вопрос лично Марку Солонину, предлагаем воспользоваться страницей обратной связи.

Copyright Mark Solonin
Создано brandangels.ru
Использование материалов сайта разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий — гиперссылки) на solonin.org
Отправить сообщение Марку Солонину