14.09.08

Интервью для Издательства "Эксмо"

Когда вы начали интересоваться историей Второй Мировой войны?

 

В старших классах средней школы.

 

Как была написана Ваша первая книга?

 

На компьютере. На мой взгляд, гораздо интереснее история того, как она была опубликована. После того, как многолетняя работа по сбору материала и написанию книги была закончена, я весной 2003 года разослал краткую аннотацию и несколько отрывков текста по 32 издательствам России. Разумеется, включая все крупнейшие, в том числе - и ЭКСМО. В ЭКСМО, учитывая, что тематика моей книги вполне вписывается в ряд книжных серий Вашего издательства, я обращался дважды. Разумеется, никто не счел нужным как-то ответить. Я не получил даже ответов типа: "Спасибо, нам не надо". Принимая во внимание, что в конечном итоге книга переиздана в России уже 7 раз, издана в Украине и Польше, сейчас готовится издание в Чехии, что она периодически входила в число лидеров продаж в магазинах Москвы, тут есть о чем задуматься. Прежде всего - издателям.

 

На основании чего вы пишите ваши книги? Где и как находите материал? Насколько трудно собрать материал для книги о событиях, которые происходили более 60 лет назад?

 

Это, без всякого преувеличения, основной вопрос. История – военная история в особенности – есть точная наука фактов и документов, а не искусство рассказывать истории и побасенки. Проблема же заключена не в 60-ти летней временной дистанции, а в государственной политике, направленной на сокрытие информации о событиях Великой Отечественной войны, особенно кануна и начала войны.

 

Главными участниками Второй Мировой войны были четыре страны: две демократические (Англия и США) и две тоталитарные (Германия и СССР). В демократических странах решения принимались известными обществу полномочными органами, фиксировались на бумаге и через установленный интервал времени рассекречивались. Вот почему история участия Англии и США в той войне в целом понятна, и сенсационные открытия в этой области едва ли возможны.

 

Что касается гитлеровской Германии, то она была разгромлена и принуждена к безоговорочной капитуляции. Это, в частности, привело к тому, что все архивы "третьего рейха" были конфискованы победителями, а главные военно-государственные руководители Германии предстали перед судом. От них требовали (и получили) показания, а не робко просили «уделить минутку времени и дать интервью». Поэтому история участия Германии в войне также понятна, а работа историков в настоящее время сводится, фактически, лишь к уточнению отдельных деталей.

 

Тоталитарная сталинская империя не была разгромлена. Никто из переживших Сталина высших руководителей партии и армии (Молотов, Маленков, Ворошилов, Тимошенко, Жуков) не предстал перед судом (или, по крайней мере, перед парламентской комиссией). На сегодняшний день найти документы, прямо свидетельствующие о планах сталинского руководства, столь же маловероятно, как и найти план ограбления банка, собственноручно подписанный главарем банды. Наиболее значимые архивные фонды по-прежнему закрыты для независимых исследователей.

 

Видимо, стоит проиллюстрировать сказанное конкретным примером. Несколько лет назад, с большим шумом в узких кругах отечественных историков, были рассекречены так называемые "Особые папки" Политбюро ЦК ВКП(б) (РГАСПИ, ф. 17, оп. 162). И что же там можно найти? В протоколах (точнее говоря - в РАССЕКРЕЧЕННЫХ протоколах) заседаний Политбюро за август 1939 года нет ни одного слова о визите Риббентропа, о подписанных с Германией явных и тайных договорах. Ни одного. Как будто и не было никогда секретной сделки с Гитлером о разделе Восточной Европы. В протоколах заседаний июня 1940 года зафиксировано решение "Об увеличении отпуска махорки, спичек и курительной бумаги войскам, выполняющим особые задачи". Решили выдавать 600 гр. махорки и 3 коробка спичек в месяц на одного человека. И это все, что можно узнать, читая рассекреченные "Особые папки", о произошедшей в этом месяце военной оккупации трех стран Прибалтики… Вот поэтому у меня ничего, кроме грустной улыбки не вызывают периодически раздающиеся выкрики: "Перестаньте переписывать историю!" Что переписывать? Какую "историю"? Заведомо ложные измышления коммунистической пропаганды?

 


В своих книгах вы приводите совершенно неизвестные факты, которые во многом не совпадают с общепринятыми материалами отечественных учебников. Вам постоянно приходится преодолевать сопротивление тех, кто с вами не хочет соглашаться?

 

Если бы меня привлекли к написанию школьного учебника по истории, то мне бы пришлось преодолевать такое мощное сопротивление со стороны тех, кто сделал свою псевдонаучную карьеру на распространении лживых пропагандистских мифов, каковое "сопротивление" мне бы никогда не удалось преодолеть. Наверное, поэтому - чтобы никого не огорчать и сохранять единение с согласием - ни меня, ни других "ревизионистов" к написанию школьных учебников не допускают. К тому же, как Вы сами понимаете, там и тиражи, и деньги совсем другие - на "своих" и то не хватает…


Ваше отношение к творчеству Виктора Суворова?

 

Творчество Виктора Суворова, ныне проживающего в Англии, я бы сравнил - наполовину в шутку, а наполовину и всерьез - с творчеством группы Beatles. Сегодня едва ли не каждый второй школьный ансамбль, из числа тех, что репетируют в каморке за актовым залом, играют (с точки зрения техники владения инструментом, аранжировки, "саунда") лучше. И тем не менее, Beatles были и остались навсегда недосягаемой вершиной. Почему? Потому, что они были первыми. Они открыли дорогу, по которой потом пошли (да, в чем-то даже обогнав их) сотни и тысячи последователей.

 

Виктор Суворов стал первым, кто превратил историографию начала Второй Мировой войны из скучного сборника ответов в набор ошеломляющих вопросов. К тому же он блистательный (на мой субъективный вкус), повторяю - блистательный публицист и стилист. Кто бы еще смог превратить военную историю - тяжелую и нудную науку - в объект массового общественного интереса? Наконец, ему просто повезло - он со своими книгами появился "в нужное время и в нужном месте".

 

Теперь о конкретном содержании "творчества" автора "Ледокола". С тем, что Суворов написал об агрессивности сталинского режима, о его многолетней (и весьма результативной!) подготовке к Большой Войне, с гипотезой Суворова о том, что именно летом 1941 года Сталин собирался начать поход в Европу - со всем этим я полностью и однозначно согласен. Трудно понять - зачем, но в дополнение к этой, абсолютно правильной гипотезе, В. Суворов наполнил свои книги огромным количеством ошибочных и, самое главное, не имеющих никакого отношения к основной идее, положений (всякими "наступательными танками", супербомбардировщиком Су-2, разрушенными ДОТами на старой границе и пр.). Все эти "автострадные танки" и "летающие шакалы" сделали книги Суворова чрезвычайно уязвимыми - особенно для злобной и предвзятой критики. Наконец, В.Суворов дал глубоко ошибочный ответ и на важнейший вопрос о том, почему столь напряженная и многолетняя подготовка к войне закончилась летом 41-го сокрушительным поражением. И тем не менее, В. Суворов по праву занимает место "отца-основателя" новой историографии войны, как бы это кому-то не нравилось.


Приближается 62-летие со дня Великой Победы. Какие мысли у вас, как человека, посвятившего много времени и сил изучению Великой Отечественной войны, возникают накануне праздника?  Каков самый главный итог Великой Отечественной войны?

 

Я, как и абсолютное большинство моих ровесников, вырос в семье ветерана войны. Два человека в семье моего отца погибли на фронте. Поэтому для меня, опять же, как и для миллионов других советских людей, 9 мая, каждая годовщина Великой Победы - это "праздник со слезами на глазах". Вне всякого сомнения, сокрушительный разгром гитлеровского фашизма, разгром не только созданной им военной машины, но и его преступной идеологии национальной исключительности, стал величайшим поражением сил зла на Земле. К сожалению, другой, не менее преступный тоталитарный режим успешно пережил войну, более того - вышел из войны в сиянии совершенно незаслуженной им славы. "Свет и тьма слились". Такими словами Виктор Гюго закончил свой роман "93-й год", роман о Великой Революции, в прогрессивном историческом значении которой он, несмотря ни на что, не сомневался. Я думаю, что эти слова вполне применимы и к тому, ярчайшему и благородному подвигу, который совершили наши отцы и деды в годы Великой Отечественной войны.

 

Что же касается моих мыслей, то как историк я не могу не ужаснуться, вспоминая о том, как ничтожная количественно кучка ничтожнейших проходимцев и политических мародеров ввергла мир в пучину ужасных бедствий и загубила не сотни, не тысячи, а десятки миллионов людей! Всякий раз, когда мне попадается на глаза очередное сообщение об успешном ходе строительства атомной электростанции в Бушере, о том, что российская дипломатия в очередной раз заблокировала международные усилия по обузданию ядерных амбиций Ирана, о торжественном приеме, оказанном делегации исламских террористов в Кремле, то невольно в памяти всплывают знаменитые слова Ключевского: "История никого не учит - она жестоко наказывает за невыученный урок".

 

Казалось бы, трагические события 1938-1939 г.г. с ослепительной ясностью показали, что бесчестная политика в конечном итоге оказывается самоубийственной политикой. Поджигая дом соседа (или безучастно присутствия при этом) в надежде поживиться на мародерском разграблении его имущества, очень легко спалить и свой собственный дом. Увы, одним из самых любимых терминов в новейшем политическом лексиконе стало слово "прагматизм". Никаких идей, никаких моральных ценностей и барьеров, торжествуют одни только "интересы". Остается лишь уточнить - чьи интересы? Интересы страны, интересы народа, или, опять-таки, корыстные интересы ничтожной кучки политиканов? Такие вот у меня "неюбилейные" мысли…


Можете ли вы назвать самых великих полководцев времен Второй Мировой войны?

 

"Долголетним военным опытом Кутузов знал, что решают участь сражения не распоряжения главнокомандующего, не место, на котором стоят войска, не количество пушек и убитых людей, а та неуловимая сила, называемая духом войска, и он следил за этой силой и руководил ею, насколько это было в его власти”. Не отвлекаясь на дискуссию о том, насколько реальный исторический персонаж соответствовал тому образу Кутузова, который создал в своем романе Л.Н. Толстой, скажу, что на мой взгляд никаких "самых великих полководцев" не существует. По крайней мере, если понимать под этим "величием" умение рисовать самые гениальные стрелочки на карте и в самый правильный момент выдвинуть резервы к левому или, наоборот, правому флангу. Судить же о том, кому из военачальников той эпохи удавалось лучше, нежели другим, улавливать, руководить и укреплять "дух войска", я не берусь. Да и едва ли кто-то из тех, кто пишет о войне, сидя на кресле у компьютера, вправе даже рассуждать об этих категориях.

Версия для печати


Рейтинг: 5.00 (проголосовавших: 3)
Просмотров: 13577

Добавить в закладки | Код для блога
Предварительный просмотр:
Сайт Марка Солонина
Интервью для Издательства "Эксмо"
Когда вы начали интересоваться историей Второй Мировой войны?  В старших классах средней школы. Как была написана Ваша первая книга?  На компьютере. На мой взгляд, гораздо интереснее история того, как она была опубликована. После того, как многолетняя работа по сбору материала и написанию книги была закончена, я весной 2003 года разослал...

Уважаемые пользователи! Если в ходе ознакомления с данным материалом у вас появилось желание задать вопрос лично Марку Солонину, предлагаем воспользоваться страницей обратной связи.

Copyright Mark Solonin
Создано brandangels.ru
Использование материалов сайта разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий — гиперссылки) на solonin.org
Отправить сообщение Марку Солонину