26.04.13

Новые сапоги Суворова (и кусочек из новой книги)

ЦАМО, ф. 3025, оп. 1, д. 3, л. 4

"Оперсводка № 3 штаба 12 МК к 15-00 20.6.41

... В/ч 9447 (47-й отдельный мотоинженерный батальон), совершив марш походным порядком, имеет до 50% личного состава с потертостями и ожогами ступни ног. Последнее по предварительным данным объясняется тем, что марш совершен по дороге с жестким покрытием с наличием у бойцов новых сапог...

Оперсводка № 4 штаба 12 МК к 4-00 21.6. 41

... По донесению командира в/ч 9447 потертости у 16% бойцов, из которых 13,9% легкой степени, 2,1% - тяжелой степени (требует отдыха до 3-х дней)".

 

   ************************************************************************** 


.....  Первый шаг на пути окружения и разгрома Западного фронта был сделан на юге Литвы, в полосе соседнего Северо-Западного фронта (Прибалтийского ОВО). Размер нашей книги не бесконечен, но странные события, происходившие в ПрибОВО накануне войны, заслуживают хотя бы краткого упоминания.  

       "ПРИВЕСТИ  В  БОЕВУЮ  ГОТОВНОСТЬ  ВСЕ  ЧАСТИ..."

       Начиная с 18-19 июня (т.е. в середине календарного года и за 3-4 дня до "внезапного нападения") в штабах ПрибОВО появляются оперативные документы с номерами 1, 2, 3… Наиболее ранний из выявленных документов относится к 48-й стрелковой дивизии. Оперативная сводка штаба дивизии № 1 сообщает, что "выполняя приказ, дивизия начала марш из г. Рига в 23-00 17.6.41 и совершив ночной марш (30 км) к 9-00 18.6.41 сосредоточилась в лесу юго-восточнее с. Далбе". (323) Затем та же самая информация (о сосредоточении к 9-00 18 июня в лесу у н.п. Далбе) повторяется в документе с красноречивым названием "Боевое донесение" и порядковым номером 2. (324)
       В дальнейшем (19-21 июня) документы с названием "оперативная сводка", "боевое донесение", "боевое распоряжение", "боевой приказ" и порядковыми номерами 1,2,3 идут, что называется, "косяком". Их изобилие (особенно странное на фоне пустых архивных фондов по последним дням мира и первым дням войны в соединениях Западного и Юго-Западного фронтов) становится понятным, если принять во внимание, что 20 июня заместитель начальника штаба генерал-майор Трухин в документе № 01 (тип документа при этом не обозначен) потребовал от штабов армий предоставлять три оперсводки в день (по состоянию на 5-00, 12-00 и 17-00). (325) Три оперсводки в день - это еще скромно. В архивном деле 28-й танковой дивизии (12 МК) сохранился листок бумаги, без номера, низ листа оборван. Время указано конкретно: 19-00 21 июня 1941 г. Содержанием документа является указание предоставлять ежедневно четыре оперативные сводки (на 1-30, 5-00, 9-00, 14-00), четыре разведывательные сводки и три сводки по ПВО. (326)
       Внимательный читатель, надеюсь, заметил пропущенное выше слово - замначштаба ЧЕГО был генерал Трухин? Это очень интересный вопрос. 20-21 июня (и даже дальше - 22 и 23 июня) в документах непрерывно "пляшут", сменяя друг друга, слова "округ" и фронт"; иногда в одном и том же документе (например, Разведдонесении № 01 к 14-00 21.6.41) используются оба названия: "СЗФ" и "ПрибОВО". (327) Весьма примечательный документ ("Указания по скрытному управлению войсками № 01") был выпущен в штабе СЗФ 12-00 21 июня. Интересен он не только порядковым номером 1 в середине года; поверх букв "СЗФ" и "ФРОНТ", выполненных, как и весь документ, на печатной машинке, коричневым карандашом (возможно, 70 лет назад карандаш был красным) жирно написано "ОКР". Исправлена и подпись под документом - начальник штаба СЗФ генерал-лейтенант Кленов "перекрашен" тем же карандашом в начальника штаба "ОКР". (328)

       Долго жить в беспорядке армия не может, и вот уже в 16-45 21 июня от имени начальника штаба Северо-Западного фронта, генерал-лейтенанта П.Кленова (фактически документ подписал его заместитель генерал-майор Ф.Трухин) всем начальникам отделов штаба и окружных управлений было под расписку объявлено следующее распоряжение: "Некоторые штабы частей и отделы окружного управления в документах и разговорах употребляют слова "ФРОНТ", СЗФ и пр., чем разглашают место и наличие фронтового управления. Немедленно прекратить это явление и впредь штаб и управления именовать ПрибОВО". (329) То есть все (если говорить про старших офицеров) прекрасно понимали смысл и значение факта развертывания на базе округа фронта; всем было понятно - что это значит, что за этим последует и почему такую тайну нельзя доверить даже бумаге с грифом "сов. секретно", упрятанной в стальной сейф.  Впрочем, что уж говорить про оперативные документы высших штабов, если начальник Управления политпропаганды округа/фронта бригадный комиссар тов. Рябчий 21 июня приказал: "Отделам политпропаганды корпусов и дивизий письменных директив в части не давать; задачи политработы ставить устно через своих представителей". (330)

       Не менее интересно и само содержание документов.  18 июня командир 12 МК генерал-майора Шестопалов подписывает приказ № 0033. Документ украшен грифом "Совершенно секретно. Особой важности", что совсем не типично для документов корпусного уровня. Приказ начинается такими словами: "С получением настоящего приказа привести в боевую готовность все части. Части приводить в боевую готовность в соответствии с планами поднятия по боевой тревоге, но самой тревоги не объявлять. Всю работу проводить быстро, но без шума, без паники и болтливости... Пополнить личным составом каждое подразделение. Отозвать немедленно личный состав из командировок и снять находящихся на всевозможных работах…" Дальше идет указание начать в 23-00 18 июня выдвижение в районы сосредоточения, причем все конечные пункты маршрутов находятся в лесах. (332)   
       Решение о приведении частей мехкорпуса в боевую готовность не было личной инициативой генерала Шестопалова. В этом можно убедиться, ознакомившись с Журналом боевых действий 12 МК ("пронумерован, прошнурован и скреплен сургучной печатью 10.9.41 г."). История появления приказа описана там достаточно подробно: "В 23-10 16.6 (это не опечатка, именно 16 июня) был получен из штаба ПрибОВО секретный пакет особой важности ("серия А"). Пакет был вскрыт по приказу капитана Ефимова (штаб корпуса находился в Митаве, а командир выехал в Паневежис, в расположение 202-й мд корпуса; пакет особой важности вскрыл помощник начальника оперотдела штаба корпуса - М.С.). 17.6. шифром доложено командиру корпуса генерал-майору Шестопалову о получении указанной директивы, который прибыл в штаб корпуса в 23-30 17.6". (333)
        Как и должно быть в армии, вслед за приказом командира корпуса в тот же день (18 июня) приказ аналогичного содержания (а в первых своих абзацах дословно переписанный с приказа Шестопалова) издан во входящей в состав 12-го мехкорпуса 28-й танковой дивизии. Документ примечателен тем, что в нем указан конкретный план-график выдвижения: все марши - ночные, а с 5 утра и до 10 вечера части дивизии прячутся на дневку в лесах. (334) Соответствующий документ во второй танковой дивизии 12-го мехкорпуса (23-я тд) имеет название "Боевой приказ № 1", подписан он в 18-00 18 июня. Приказано "марши совершать только в ночное время; в районах сосредоточения и дневок тщательно замаскироваться и организовать круговое охранение и наблюдение". (335) Командир входившего в состав 23-й тд 144-го танкового полка в 8-30 19 июня выпускает уже Боевой приказ № 2; приказано "категорически запретить всему личному составу какие бы то ни было передвижения в районе сосредоточения". (336)
        В 10 часов утра 20 июня дивизии 12 МК, "выполнив приказ № 0033, сосредоточились в указанных им районах" - о чем сообщается в Оперсводке штаба корпуса за номером два. В тот же день Шестопалов выпускает боевое распоряжение, в котором, в частности, указывает на выявленные в ходе марша недостатки: "Красноармейцы при расположении составляют винтовки в пирамиду и, оставив дневального, сами ходят без оружия. Приказываю: Все бойцы в любом месте расположения и сна (!) должны иметь оружие с собой. По прибытии на место машины все заправлять. Навести полный порядок маскировки и боеготовности". (337)
       Вечером 20 июня начальник штаба 12 МК полковник Калиниченко отправляет начальнику штаба 28-й танковой дивизии распоряжение следующего содержания: "С получением сего немедленно выслать начальника 2-го отделения в штаб в/ч 9443 (12 МК). На руках иметь карту масштаба 100.000 района Восточной Пруссии (Мемель, Шталлюпенен, Сувалки)". На документе пометка: "Получил в 4-35. Вх. № 47". (338) Тут еще следует пояснить, что 28-я тд пряталась в лесах западнее Шяуляя, и от района Шталлупенен (ныне Нестеров), Сувалки ее отделяло расстояние в 150-180 км.

        Не отставала от наземных войск и авиация округа. Оперативная сводка № 01 штаба ВВС ПрибОВО выпущена в 17-00 20 июня. Без особых эмоций сводка констатирует: "Части ВВС в течение 20.6.41 г. производили перебазирование на оперативные аэродромы, рассредоточение и маскировку матчасти на аэродромах. Боевых действий в течение 20.6.41 г. части ВВС не производили (эта фраза вычеркнута пером; ниже теми же чернилами вписано: "В каждом полку находится по одной эскадрильи в готовности № 2, остальные занимаются боевой подготовкой". В 5 часов утра 21 июня появляется Оперсводка штаба ВВС № 2. Документ буднично констатирует: "Части ВВС в течение ночи 21.6.41 г. боевых действий не производили..." (339)
        После таких приказов и сводок можно уже вполне спокойно брать в руки хранящийся в ЦАМО (фонд 221 опись 1351 дело 201) документ и читать совершенно феерическую фразу на его первой странице: "Из журнала боевых действий войск Северо-Западного фронта об обстановке, положении и боевых действиях войск с 18 по 23 июня 1941 г." Впрочем, в Подольск для этого ездить не обязательно, документ доступен в весьма качественной электронной копии на сайте "Подвиг народа".

       Что же во всем этом удивительного? Два момента. Во-первых, ничего подобного в архивных фондах Ленинградского, Западного, Киевского и Одесского округов (соответственно, Северного, Западного, Юго-Западного и Южного фронтов) обнаружить не удается. Упорно не удается. И это очень странно - как в рамках одной страны и одной армии могла сложиться такая разница в датах и сроках приведения войск в состояние повышенной боевой готовности? Второе и самое главное - почему все эти приготовления никак не отразились на ходе и исходе приграничного сражения в Прибалтике? Шок и растерянность от "внезапного нападения противника" охватили штабы Северо-Западного фронта в той же самой мере, как и штабы всех прочих фронтов. А может быть, и не в "той же". Штаб 11-й Армии СЗФ сбежал из Каунаса на восток в полдень 22 июня, поставив тем самым своеобразный "рекорд дня"...

Версия для печати


Рейтинг: 5.00 (проголосовавших: 13)
Просмотров: 33491

Добавить в закладки | Код для блога
Предварительный просмотр:
Сайт Марка Солонина
Новые сапоги Суворова (и кусочек из новой книги)

Уважаемые пользователи! Если в ходе ознакомления с данным материалом у вас появилось желание задать вопрос лично Марку Солонину, предлагаем воспользоваться страницей обратной связи.

Copyright Mark Solonin
Создано brandangels.ru
Использование материалов сайта разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий — гиперссылки) на solonin.org
Отправить сообщение Марку Солонину