14.11.10

"Брестская крепость". Со слезами на глазах

Посмотрел фильм "Брестская крепость". Я не кинокритик, не киновед, даже не киноман.  Фамилии актеров не запоминаю. В лицо узнАю только Шварценеггера и Катю Гусеву.  Я обычный человек, который иногда ходит в кино.

Так вот, мое мнение: народ не обманешь. Шквал восторженных откликов, которыми пестрит Интернет (причем в самых разных сегментах его) отнюдь не случаен. Этот фильм того стоит. 

Режиссер Александр Котт в недавнем интервью сказал, что он хотел снять "советский фильм про войну". Ну что ж, у него получился ОЧЕНЬ СИЛЬНЫЙ советский фильм при войну. "БК" уже многие сравнили с таким знаковыми для поздне-советской эпохи фильмами, как "Офицеры", "Горячий снег", "А зори здесь тихие", "Иди и смотри"... На мой дилетантский взгляд "БК" в этом ряду (именно в этом, ни в каком другом) должен занимать верхнюю строчку.

А.Котт сделал фильм-реквием, героическую легенду про людей-титанов и их гибель в борьбе со Злом. Вполне "законный", на мой взгляд, жанр. Любой народ, который хочет выжить, должен иметь такие легенды и такие фильмы. Обсуждать фильм-реквием, фильм-легенду с точки зрения соответствия кинотекста реальным событиям июня 1941 года просто глупо. Это не учебное пособие, не документальное кино, не фильм-расследование. Главный (если не единственный) критерий в данном случае - это соответствие/несоответствие вечному пушкинскому завету: "Чувства добрые я лирой пробуждал".

"Брестская крепость" этому требованию (за одним, но очень досадным и зловредным исключением - о чем речь пойдет чуть дальше) вполне отвечает. Верность долгу, мужество, твердость духа, готовность жизнь отдать за други своя - все это, безусловно, добрые чувства. Напомнить людям о них никогда не вредно, по нынешним растленным временам гнилого гламура - так и даже нужно. Снят и сыгран фильм очень мощно. Я не знаю специальных терминов, в которых это положено выражать, но я помню свои эмоции и эмоции зала - да, эта вещь сильнее "Фауста" Гете. При этом откровенно, "технологически", выжимающих у зрителя слезу сцен в фильме немного, и вовсе не они определяют эмоциональной настрой картины. Автор любит своих героев, ему их искренне жалко, они для него - не манекены, выстраивая которых автор "творчески самовыражается"; вот поэтому и мы их любим, и по нашим щекам текут слезы.

Мое отдельное частное спасибо за абсолютно похожий И-16, который, наконец-то, заменил на экране Як-18; за 8 августа, как возможную дату начала войны (хотя, допускаю, что авторы сценария сами не поняли, что сказали). После чудовищного михалковского "УС-2" стОит сказать спасибо и за то, что все титьки были пристойно скрыты под платьем и никакая мораль - ни совковая, ни церковная - своим куцым хвостиком не махала. И еще очень правильный финал, когда с экрана самым прямым текстом сказано, что этот фильм снят для подростков. Честно и прямо, без претензий на то, чтобы "раскрыть всю правду о войне" взрослым людям.

Не без трепета душевного я ждал финала - что же автор сделает с Ефимом Моисеевичем Фоминым. Думаю, что он все правильно сделал. Да, правда факта была нарушена (Фомина, как еврея и комиссара, выдали "свои"), но такой эпизод, такая ложка дегтя была бы в данном случае, в этом фильме-реквиеме, ненужной и лживой. Как говорил И.Бунин, на яблоне имеют право расти золотые яблоки, главное, чтобы груши не росли на вербе...

Теперь о неприятных, досадных мелочах. Ужасное по занудству, пошлости, вторичности (десятеричности) приемов и сюжетных ходов начало фильма. Первые 10 минут (до первой бомбежки) надо просто вырезать, сжечь и никогда никому про них не рассказывать. Майор Гаврилов, который с ворованными из мега-пьесы "Премия" ("Заседание парткома") завываниями вещает о том, что война на носу, а у нас все мирно спят - это громкий тихий ужас. К счастью, потерпеть надо лишь первые 10 минут.

Мое специфическое ухо, конечно же, резанул рассказ про "уничтоженные аэродромы". Ну это-то зачем? Все, что требовалось для развития сюжета - это летчик с подбитого И-16, который расскажет защитникам крепости про то, что надеяться на подмогу им уже не стоит.  Все это можно было сделать и без "аэродромов".

Но вот что вызвало у меня глубокое огорчение, переходящее в возмущение - это совершенно бесстыжая демонизация противника. Каждую свободную экранную минуту немцы используют на то, чтобы совершить какую-то гнусность. В считанные минуты они успевают расстрелять мирных жителей из пулеметов, раздавить (специально, как нам подсказывают) девочку танком, устроить побоище в госпитале, выгнать раненых в качестве "живого щита"... Прямо в ходе боя, в присутствии офицера, немецкие солдаты со зверскими рожами таскают девушку по земле туда-сюда, туда-сюда... Изнасиловать ее прямо рядом с пулеметом сценарист все же не решился, но "звериный оскал" показал. Даже глава Союза советских писателей тов. Фадеев в сверх-советском романе "Молодая гвардия" не изображал солдат вермахта так...

Зачем это? К чему это? Какие тут, к чертовой матери, "чувства добрые"? Если мы про героев и их подвиг - то кто бы возражал. Но если про белую и пушистую Красную Армию, которая противостоит "проклятой орде" изуверов и нелюдей - то извините: польский Брест, переданный немцами Советскому Союзу по Договору о дружбе и границе, не самое подходящее место для таких проповедей. Так и про совместный "парад победы" в Бресте придется вспомнить...

Общий итог: фильм обязателен к просмотру. Проживет долго.

 

**************************************************

Для тех, кого интересуют не только героические легенды:

Великолепный документальный фильм А.Пивоварова:

http://video.yandex.ru/users/leha1953/view/1383/

----------------------------------------------------------------------------------

 

Из книги Л.М. Сандалова (в начале войны - полковник, начштаба 4-й Армии) "Боевые действия войск 4-й Армии в начальном периоде войны". Книга издана под грифом "Секретно" в 1961 г.

 

...Как уже отмечалось выше, вечером 21 июня ни командование 4-й армии, ни командиры соединений и частей, ни советские и партийные организации Брестской области не ожидали вторжения немецко-фашистских войск и не думали, что оно произойдет через несколько часов. Поэтому никаких мер по приведению войск в боевую готовность вечером 21 июня на брестском направлении не проводилось…

…В 24 часа командующий и начальник штаба армии, а несколько позднее и остальные генералы и офицеры армейского управления были вызваны по приказанию начальника штаба округа в штаб армии. Никаких конкретных распоряжений штаб округа не давал, кроме как “всем быть наготове”.

…Примерно в 2 часа ночи 22 июня прекратилась проводная связь штаба армии с округом и войсками. Связь удалось восстановить только в 3 часа 30 минут. Порыв проводов обнаружили наши связисты в Запрудах и Жабинке.

После восстановления связи командующий армией получил переданное открытым текстом по телеграфу (БОДО) приказание командующего войсками Западного особого военного округа о приведении войск в боевую готовность. Одновременно указывалось в первую очередь бесшумно вывести из Брестской крепости “пачками” 42-ю стрелковую дивизию и привести в боевую готовность 14-й механизированный корпус; авиацию разрешалось перебазировать на полевые аэродромы.

До 3 часов 45 минут командующий армией сам лично по телефону отдал два приказания: начальнику штаба 42-й стрелковой дивизии поднять дивизию по тревоге и выдвигать ее из Брестской крепости в район сбора; командиру 14-го механизированного корпуса привести корпус в боевую готовность. В 4 часа 15 минут — 4 часа 20 минут начальник штаба 42-й стрелковой дивизии доложил, что противник начал артиллерийский обстрел Бреста.

Командующий армией лично передал приказ по телефону коменданту 62-го (Брестского) укрепленного района и начальникам штабов 42-й и 6-й стрелковых дивизий… Но приказы и распоряжения о приведении войск в боевую готовность опоздали. Война уже началась, застав войска 4-й армии врасплох.

В 4 часа, когда только забрезжил рассвет, со стороны немецко-фашистских войск внезапно был открыт артиллерийский огонь. Враг сосредоточил огонь по войсковым соединениям и частям, расположенным вблизи границы, по пунктам, где находились работавшие в укрепленном районе стрелковые и саперные батальоны, по подразделениям, сосредоточенным на артиллерийском полигоне для показа техники, а также по заставам и постам пограничников.

Наиболее интенсивный артиллерийский огонь велся по военным городкам в Бресте и особенно по Брестской крепости, которая была буквально покрыта разрывами артиллерийских снарядов и мин. Командир 45-й немецкой пехотной дивизии 12-го армейского корпуса, которая выполняла задачу овладения крепостью, докладывал своему командованию, что план артиллерийского огня был рассчитан на ошеломление. Наиболее сильный артиллерийский и минометный огонь велся по цитадели крепости. Кроме дивизионной артиллерии 45-й пехотной дивизии для артиллерийской подготовки противник привлек девять легких и три тяжелых батареи, батарею артиллерии большой мощности и дивизион мортир. Кроме того, командующий 12-м армейским корпусом сосредоточил по крепости огонь двух дивизионов мортир 34-й и 31-й пехотных дивизий.

…Приказание о выводе из Брестской крепости частей 42-й стрелковой дивизии, отданное лично командующим 4-й Армией генерал-майором А.А. Коробковым начальнику штаба дивизии по телефону в период с 3 часов 30 минут до 3 часов 45 минут, до начала военных действий не успели выполнить. Едва начальник штаба этой дивизии майор В.Л. Щербаков собрал командиров частей для вручения им распоряжений, как началась артиллерийская подготовка врага. Командира дивизии генерал-майора И.С. Лазаренко разыскать и поставить в известность о полученном приказании не удалось.*

…12-й армейский корпус противника, составляя центр ударной группировки, перешел в наступление на Брест. После часовой артиллерийской подготовки 34-я пехотная дивизия начала форсировать Западный Буг южнее Бреста, 31-я—севернее Бреста и 45-я пехотная дивизия - в районе крепости.

…С уходом из Бреста 22-й танковой дивизии город остался почти беззащитным. Командир 6-й стрелковой дивизии собирал в это время остатки 125-го, 333-го стрелковых и 131-го артиллерийского полков севернее и северо-восточнее Бреста. Кроме того, эти полки по плану и не предназначались для обороны Бреста, а должны были оборонять другие районы. Поэтому 45-я немецкая пехотная дивизия, форсировав Западный Буг южнее и севернее крепости и встречая лишь незначительное сопротивление наших войск на флангах, постепенно занимала город. Ее отряд на десантных лодках пробился по р. Мухавец к мостам южнее и юго-восточнее Бреста и захватил их неповрежденными.

Однако Брестскую крепость 45-й немецкой пехотной дивизии взять с ходу не удалось. После нескольких попыток захватить крепость дивизия понесла большие потери и наступление на нее прекратила. Защитники крепости своим огнем сорвали также попытки немцев организовать переправу войск через Западный Буг по железнодорожным мостам.

Что представляла собой Брестская крепость, оказавшаяся ловушкой и сыгравшая в начале войны роковую роль для войск 28-го стрелкового корпуса и всей 4-й армии?

Внутренним ядром крепости была ее цитадель, расположенная на острове, омываемом с юго-запада Западным Бугом, а с юга и севера рукавами р. Мухавец. Кольцевой стеной цитадели являлась кирпичная двухэтажная казарма с 500 казематами для размещения войск. Под казематами находились складские помещения, а ниже — сеть подземных ходов. Двое ворот в виде глубоких тоннелей соединяли цитадель с мостами через р. Мухавец, которые выходили на бастионы крепости. Третьи ворота выходили к мосту через основное русло Западного Буга.

Кольцо бастионов с крепостными сооружениями, казармами и складами являлось внешним прикрытием цитадели. С внешней стороны этого кольца более чем на 6 км тянулся массивный земляной вал десятиметровой высоты, который являлся наружной стеной всей крепости. Земляной вал опоясывался рукавами Западного Буга и Мухавца, каналами и широкими рвами, заполненными водой. Система рукавов рек и каналов в кольце бастионов образовала три острова — Пограничный, Госпитальный и Северный. В нескольких километрах от земляного вала крепости проходило кольцо фортов, значительная часть которых использовалась для размещения войск и складов.

В момент открытия противником артиллерийского огня по Бресту и Брестской крепости в ее цитадели находились следующие части и подразделения:

84-й стрелковый полк без двух батальонов,

125-й стрелковый полк без одного батальона и саперной роты,

333-й стрелковый полк без одного батальона и саперной роты,

131-й артиллерийский полк,

75-й отдельный разведывательный батальон,

98-й отдельный дивизион ПТО,

37-й отдельный батальон связи,

31-й автобатальон и тыловые подразделения 6-й стрелковой дивизии,

44-й стрелковый полк без двух батальонов (в форту 2 км южнее крепости),

455-й стрелковый полк без одного батальона и саперной роты (один батальон из остававшихся в крепости размещался в форту 4 км северо-западнее Бреста),

158-й автобатальон и тыловые подразделения 42-й стрелковой дивизии.

В крепости находились также штаб 33-го окружного инженерного полка с полковыми подразделениями, половина окружного военного госпиталя на острове Госпитальном и пограничная застава на острове Пограничном. Кроме того, в бастионном кольце и за стенами крепости проживало большое количество начальствующего состава и сверхсрочников со своими семьями, а также граждан, работавших в частях и учреждениях, расположенных в крепости.

В результате неожиданно открытого фашистами артиллерийского огня и авиационных налетов застигнутые врасплох части гарнизона крепости понесли большие потери убитыми и ранеными. Особенно большие потери имели части и подразделения, находившиеся в центральной части крепости (цитадели).

Для выхода из крепости на восток можно было использовать только одни северные ворота, но по ним противник сосредоточил наиболее сильный артиллерийский огонь. Поэтому выйти из цитадели смогли лишь отдельные подразделения, которым вывезти какую-нибудь материальную часть не удалось. Не смог вырваться даже разведывательный батальон 6-й стрелковой дивизии, имевший на вооружении легкие танки и бронемашины.

В кратком боевом отчете о действиях 6-й стрелковой дивизии так описывается начало борьбы за крепость:

“В 4 часа утра 22 июня был открыт ураганный огонь по казармам, по выходам из казарм в центральной части крепости, по мостам и входным воротам и домам начальствующего состава. Этот налет внес замешательство и вызвал панику среди красноармейского состава. Командный состав, подвергшийся в своих квартирах нападению, был частично уничтожен. Уцелевшие командиры не могли проникнуть в казармы из-за сильного заградительного огня, поставленного на мосту в центральной части крепости и у входных ворот. В результате красноармейцы и младшие командиры без управления со стороны средних командиров, одетые и раздетые, группами и поодиночке, выходили из крепости, преодолевая обводный канал, реку Мухавец и вал крепости под артиллерийским, минометным и пулеметным огнем.

Потери учесть не было возможности, так как разрозненные части 6-й дивизии смешались с разрозненными частями 42-й дивизии, а на сборное место многие не могли попасть потому, что примерно в 6 часов по нему уже был сосредоточен артиллерийский огонь”.

С началом артиллерийской подготовки противника в 4 часа в городе и крепости погас свет, а было еще довольно темно. Телефонная связь с городом прекратилась. Это еще больше усилило растерянность личного состава. Средних командиров в батальонах насчитывались единицы. Командиры, сумевшие пробраться в крепость, вывести части и подразделения не смогли и остались в крепости. Так, например, командир 44-го стрелкового полка 42-й стрелковой дивизии майор П.М. Гаврилов, пробравшийся в первый час артиллерийского налета к своему полку, не смог вывести его остатки из крепости и остался на месте, возглавив оборону восточного сектора крепости. По воспоминаниям товарища Гаврилова, все выходы из бастионного кольца крепости находились под таким сильным артиллерийским, минометным, а позже и пулеметным огнем, что 98-й отдельный дивизион ПТО при попытке прорваться из крепости был почти целиком уничтожен.

Следовательно, большое количество личного состава частей 6-й и 42-й стрелковых дивизий осталось в крепости не потому, что они имели задачу оборонять крепость, а потому, что не могли из нее выйти.

Артиллерия, находившаяся в открытых артиллерийских парках крепости, в большей своей части была уничтожена огнем противника на месте. Почти целиком погиб конский состав артиллерийских и минометных частей и подразделений дивизий, находившийся во дворе крепости у коновязей. Автомашины автобатальонов и других частей обеих дивизий, стоявшие в объединенных открытых автопарках, были сожжены. Все документы и имущество частей остались в крепости.

…К 7 часам части 45-й и 34-й пехотных дивизий 12-го немецкого армейского корпуса заняли город Брест. В руках советских войск осталась лишь крепость, защитники которой проявили себя истинными патриотами Родины, героически сражались с врагом до последнего дыхания, покрыв боевые знамена своих частей неувядаемой славой…"

 

**************************************

*  Из приговора Военной коллегии Верховного суда СССР, 17.09. 1941 г.

"В первый же момент нападения немецко-фашистских войск на Советский Союз Лазаренко проявил растерянность и бездействие, оставил в Брестской крепости часть войск дивизии, вооружение, продовольственные и вещевые склады. Никаких указаний названным частям Лазаренко не дал, а равно не организовал и не принял мер к уничтожению или вывозу из крепости вооружения и других материальных ценностей.

Вследствие преступного поведения Лазаренко, находившаяся в Брестской крепости часть войск дивизии погибла или попала в плен к противнику, а также захвачены были противником вооружение и материальные ценности.

Тогда же вместо принятия решительных мер к организации отпора врагу Лазаренко самовольно выехал в штаб корпуса для доклада обстановки, оставив в этот ответственный момент сохранившиеся части дивизии без надлежащего руководства.

Признавая Лазаренко виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. "б" ст. 193-17 и п. "б" ст. 193-20 УК РСФСР и руководствуясь ст. 319 и 320 УПК РСФСР, Военная коллегия Верховного суда СССР

ПРИГОВОРИЛА:

Лазаренко Ивана Сидоровича лишить воинского звания генерал-майор и подвергнуть высшей мере уголовного наказания - расстрелу"

Приговор впервые опубликован в книге В.Звягинцева "Война на весах Фемиды", М. Терра, 2006 г.

29 сентября Президиум Верховного Совета СССР заменил расстрел 10-ю годами лагерей. 21 сентября 1942 г. Лазаренко был освобожден из заключения, восстановлен в прежнем воинском звании и направлен на фронт. Командовал 369-й стрелковой дивизией. 24 октября 1943 г. судимость снята решением Военного трибунала 50-й Армии. 26 июня 1944 г. И.С. Лазаренко погиб в бою в районе д. Холмы Могилевской области. Посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

 





Версия для печати


Рейтинг: 5.00 (проголосовавших: 6)
Просмотров: 21491

Добавить в закладки | Код для блога
Предварительный просмотр:
Сайт Марка Солонина
"Брестская крепость". Со слезами на глазах
Посмотрел фильм "Брестская крепость". Я не кинокритик, не киновед, даже не киноман.  Фамилии актеров не запоминаю. В лицо узнАю только Шварценеггера и Катю Гусеву.  Я обычный человек, который иногда ходит в кино. Так вот, мое мнение : народ не обманешь. Шквал восторженных откликов, которыми пестрит Интернет (причем в самых разных...

Уважаемые пользователи! Если в ходе ознакомления с данным материалом у вас появилось желание задать вопрос лично Марку Солонину, предлагаем воспользоваться страницей обратной связи.

2013
2012
Трансляции

RSS лента блога
Copyright Mark Solonin
Создано brandangels.ru
Использование материалов сайта разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий — гиперссылки) на solonin.org
Отправить сообщение Марку Солонину