12.02.11

В.Суворов, "Образцовая война". Глава из книги "Главный виновник"

 

                              Победивший в одной стране социализм отнюдь не исключает разом все войны.  Наоборот, он их предполагает.

                                                  Ленин.
                         «Военная программа пролетарской революции»

 

                                                     

      «Особые надежды возлагали германские правители на своего японского союзника. Им очень хотелось, чтобы Япония первой начала военные действия против СССР… Но японские руководители уклонялись от переговоров с Германией. Только в марте 1941 года  в Берлин прибыл японский министр иностранных дел Иосуке Мацуока… Мацуока отказался уточнить сроки выступления Японии против СССР, что привело к резкому столкновению между ним и Гитлером.» (Г.А. Деборин. Вторая мировая война. Москва. Воениздат 1958. Стр.108)    

     В те годы Советский Союз не пускал иностранные самолеты в свое воздушное пространство. Кратчайший путь между Берлином и Токио лежал через Москву, далее – по Транссибирской магистрали до Владивостока, оттуда – в Японию. Возвращаясь из Берлина, министр иностранных дел Японии Мацуока сделал краткую остановку в Москве. И тут 13 апреля 1941 года был подписан договор о нейтралитете между Советским Союзом и Японией. Обе страны приняли на себя обязательства "поддерживать мирные и дружественные отношения и взаимно уважать территориальную целостность и неприкосновенность... в случае, если одна из Договаривающихся сторон окажется объектом военных действий со стороны одной или нескольких третьих держав, другая Договаривающаяся сторона будет соблюдать нейтралитет в продолжение всего конфликта". (Внешняя политика СССР. Сборник документов. Том IV стр. 550)

     Договор о нейтралитете между СССР и Японией был выдающимся достижением сталинской дипломатии и мощным ударом по планам Гитлера. Япония – союзник Германии, но Япония отказалась выступить против Советского Союза, вместо этого Япония подписала договор с Советским Союзом. Самое интересное в том, что находясь в Берлине, Мацуока не рассказал Гитлеру о намерении в ближайшие дни подписать договор в Москве. 14 апреля, на следующий день после подписания советско-японского договора, Геббельс записал в своем дневнике, что заключение этого договора – огромная сенсация. Для Германии это была весьма неприятная сенсация. «Заключение советско-японского договора о нейтралитете явилось большой неожиданностью для Германии. Риббентроп дал указание германскому послу в Токио затребовать объяснений японского правительства». (История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945. Том 1. Стр. 400)

    Весь мир был свидетелем провала гитлеровской дипломатии и триумфа дипломатии сталинской. В Берлине - длительные переговоры, в Москве - короткая остановка. Длительные переговоры - это безошибочное свидетельство разногласий. А в Москве договоренность была достигнута без долгих разговоров.

     13 апреля 1941 года, сразу после подписания договора между Японией и СССР министр иностранных дел Мацуока отправился на Ярославский вокзал Москвы, он спешил в Токио. В соответствии с протоколом, его провожали официальные лица, которым положено присутствовать при подобных церемониях. И вдруг протокол был нарушен. В самый последний момент, за минуту до отправления, на платформе появился  Сталин. Он никогда никого не встречал и не провожал. Сталин был в исключительно хорошем настроении. Понятно, что отправление задержали. Сталин шутил и смеялся. Он проводил японского министра прямо к ступенькам вагона, и тут совершил поступок в высшей мере для него не характерный - обнял японского министра и объявил, что Япония и Советский Союз навечно останутся друзьями.

     Среди провожающих находился военный атташе Германии, Сталин заметил его, тоже обнял и заявил нечто близкое по содержанию: Германия и Советский Союз останутся друзьями. Такое поведение Сталина было совершенно необычным. Он всегда был сдержан. В присутствии посторонних Сталин никого не обнимал. Это крайне не свойственное Сталину поведение многие историки расценивают как проявление стремления к миру, как попытку избежать войны с Японией и Германией любой ценой.

 

 

     Ровно через десять недель, 22 июня 1941 года, Германия совершила нападение на Советский Союз. Вскоре Сталин оказался на краю гибели. В этот критический момент правительство Японии свое слово сдержало.

    В том же 1941 году Япония совершила нападение на американский флот в Перл-Харборе, началась война между Японией и Соединенными Штатами Америки. Это было выгодно Сталину, и он вопреки подписанному пакту начал тайную подготовку к нападению на Японию. «В Токио плохо знали Сталина… Ведь если бы японцы хотя бы поверхностно ознакомились с жизненным и творческим путем великого продолжателя ленинского дела, они бы заметили, что методика его действий всегда оставалась одной и той же: союз с кем-либо против кого-то с последующим обязательным ударом в спину своему, уже ненужному союзнику». (Я. Гальперин. Третий фронт. Вести. 19 июня 1997)

     До поры до времени Сталин держал свое намерение в секрете, но уже в начале 1943 года сообщил американскому президенту о решимости напасть на Японию. Хитрость заключалась в том, что Сталин планировал нанести внезапный удар по Японии не в 1943 году, когда Америка вела тяжелую войну и нуждалась в помощи, а в самый последний момент войны, когда Япония окажется на краю гибели.

    Коммунистическая пропаганда утверждает, что в 1943 году Сталин вел смертельную войну против Германии, в эту войну были брошены все ресурсы Советского Союза, поэтому Сталин ничем не мог помочь Америке. Но это не так. Сталин мог помочь Америке. У Сталина была возможность резко ускорить разгром Японии. Соединенные Штаты имели сверхмощную стратегическую авиацию, но летать в Японию надо было через самый большой океан, а потом без дозаправки возвращаться назад. Налеты на Японию можно было осуществлять с островов Тихого океана, но для этого надо было сначала эти острова освободить, а для этого, в свою очередь, надо было обеспечить господство на море. Но даже и после захвата островов летать приходилось на несколько тысяч километров. Самолет должен был брать огромное количество топлива и незначительное количество бомб. А Советский Союз – рядом с Японией. «Государственный секретарь США Хэлл пытался добиться от Москвы возможности использовать для нужд американской авиации советские военно-воздушные базы на Дальнем Востоке.» (Я. Гальперин. Третий фронт. Вести. 19 июня 1997) Эти просьбы были решительно отвергнуты Сталиным.

     Если бы Сталин дал возможность американцам использовать советские аэродромы, то каждый самолет вместо одного долгого полета с дальних остров мог совершать несколько полетов на близкое расстояние и большим грузом бомб. Удары американской авиации по промышленным объектам Японии в этом случае могли бы быть в несколько раз более эффективными. Но это не входило в планы Сталина. Ему было выгодно чтобы война между Японией и США продолжалась как можно дольше. Сталин дал разрешение на использование американской авиацией советских аэродромов в районе Полтавы для бомбардировок Германии, но не дал разрешения на использование советских аэродромов в районе Находки и Петропавловска для бомбардировки Японии. Сталин ждал полного истощения Японии в долгой войне и готовил свой собственный удар.

    По мере ослабления Японии, Сталин усиливал психологическую подготовку советского народа к войне против нее. 6 ноября 1944 года Сталин впервые публично назвал Японию агрессором. 5 апреля 1945 года правительство СССР денонсировало советско-японский пакт о нейтралитете. Это – видимые действия Сталина. А вот то, что в то время было невидимой частью айсберга. Летом 1944 года Сталин сообщил Маршалу Советского Союза А.М. Василевскому, что он будет главнокомандующим советскими войсками в войне против Японии. (ВИЖ 1975 №10. Стр. 60)

 

 

      Александр Михайлович Василевский – самый талантливый полководец во всей истории Советского Союза. В мирное время его не замечали, он занимал относительно небольшие должности. Его талант раскрылся во время войны. Когда в 1940 году ему присвоили звание генерал-майора, ему уже было 44 года. «С мая 1940 года – заместитель начальника Оперативного управления Генштаба; работал над оперативной частью плана стратегического развертывания Советских Вооруженных Сил на северном, северо-западном и западном направлениях". (Советская Военная Энциклопедия. Т. 2, с. 27). Через месяц после начала германского вторжения Сталин назначил Василевского начальником Оперативного управления Генерального штаба. Теперь Василевский отвечал не за отдельный, хотя и самый главный участок фронта, а вообще за все планы войны на всех фронтах и направлениях. Еще через два месяца Сталин присвоил Василевскому звание генерал-лейтенанта. Через полгода новое повышение в звании – Василевский становится генерал-полковником. Еще через месяц – повышение в должности: Сталин назначает Василевского начальником Генерального штаба, т.е. высшего мозгового центра Красной Армии и доверяет ему подготовку наступательной операции в районе Сталинграда.

      В октябре 1942 года генерал-полковник Василевский стал заместителем Сталина. Согласно планам Василевского в районе Сталинграда все командные пункты и узлы связи были придвинуты к самому переднему краю. Туда же он выдвинул аэродромы, госпиталя, огромные запасы снарядов, патронов, горюче-смазочных материалов. До самого последнего момента советские войска ничего не знали о том, что им предстоит делать. Сохранив в тайне подготовку к наступлению от своих войск, Василевский сохранил эту тайну и от противника. А затем последовал внезапный всесокрушающий удар…

     В ходе разгрома окруженной германской группировки в районе Сталинграда Василевский получил звание генерала армии. В этом звании он ходил 29 дней – после завершения Сталинградской операции Сталин присвоил ему звание Маршала Советского Союза.

     И вот летом 1944 года в разгар войны с Германией Сталин поручает маршалу Василевскому не только планировать внезапное нападение на Японию, но и возглавить все советские войска в войне против Японии.

     Василевский был заместителем Сталина в войне против Германии, но он знал планы на будущее: как только будет разгромлена Германия, ему предстоит еще одна война.

      У Сталина не было намерения высаживать свои войска на японских островах. У него была более привлекательная цель. Корея, Манчжурия, большая часть Китая, Французский Индокитай (Вьетнам) были захвачены Японией. Вот их Сталин и намеревался «освободить».

 

 

     С лета 1944 года началось постепенное, невидимое со стороны наращивание советской военной мощи на Дальнем Востоке. Шло перевооружение и усиление дивизий, корпусов и армий, накопление на складах всего необходимого для внезапного сокрушительного удара. Вблизи границ интенсивно строились дороги, мосты, командные пункты, узлы связи, аэродромы. Советские командиры, согласно приказам Москвы, выдвигали к самым границам госпиталя, склады и хранилища боеприпасов и горюче-смазочных материалов. С ранней весны 1945 года началась переброска полков, бригад и дивизий с советско-германского фронта на Дальний Восток. «Главной особенностью подготовки операции было то, что все мероприятия следовало осуществить до официального объявления войны Японии.» ("Красная Звезда", 16 марта 2000)   Были введены чрезвычайные меры маскировки. В войсках, которые перебрасывали на Дальний Восток, все сержанты и старшины имели на плечах погоны рядовых солдат. Младшие офицеры имели погоны сержантов, старшие офицеры – погоны лейтенантов и капитанов. Генералы имели на плечах гораздо меньше звезд, чем заработали. Генерал-майор мог носить погоны подполковника или майора.

    «Запрещалось ведение переписки и переговоров, связанных с переброской войск; станции обслуживания эшелонов и выгрузки нумеровались; ряд эшелонов пропускался через узловые станции с ходу, их техническое обслуживание осуществлялось на промежуточных станциях. (Генерал-полковник В.Н. Лобов. ВИЖ 1987, №3 стр. 16)

    «Никто, даже офицеры штабов, не знали куда и с какой целью перебрасываются войска». (Красная Звезда. 5 августа 1995)

     Начальнику эшелона просто сообщали: вы следуете до станции № 213. Что это за станция и где она находится, он знать не мог. По прибытии на любую станцию, начальник эшелона спрашивал у военного коменданта: какой у вас номер? Комендант сообщал номер и давал очередное указание: вашему эшелону следовать дальше до станции № 710А, и т.д.

     В пути солдатам и офицерам запрещалось отправлять письма. В дополнение к этому был секретный приказ Сталина по всей Транссибирской магистрали письма из почтовых ящиков собирать, но до особого распоряжения никуда не отправлять. Если солдат вопреки запретам на станции тайно бросил свое письмо в ящик, то все равно никуда оно уйти не могло. 

     В мае 1945 года переброска войск приняла поистине титанический размах. «Массовая перегруппировка войск началась перевозкой по железной дороге из Восточной Пруссии 5-й армии, накопившей богатый боевой опыт по прорыву укрепленных районов и действиям в лесистой местности». (ЦАМО, фонд 326, опись 5047, дело 701. листы 1-99)

      Одновременно из Восточной Пруссии перебрасывалась 39 армия, а из Чехословакии – 53-я. Решающую роль в разгроме японских войск должна была сыграть 6-я гвардейская танковая армия. Ее перебрасывали из района Праги. Для того чтобы скрыть переброску танковой армии, танкистам сменили не только погоны, но и эмблемы на погонах, они временно стали военными медиками, ремонтниками, военными строителями. Но главное не в этом: танки и вся остальная тяжелая боевая техника 6-й гвардейской танковой армии были брошены в Чехословакии. В Монголии, в районе государственной границы, куда перебрасывалась танковая армия, заблаговременно для нее были приготовлены и тщательно укрыты новые танки, которые поступали прямо с уральских заводов. (ЦАМО, фонд 14-А, опись 272, дело 19, листы 5-20)

    Точно также происходила переброска большинства артиллерийских, авиационных и других соединений и частей. Например, в июне и июле 1945 года с авиационных заводов на аэродромы Дальнего Востока было подано 1155 боевых самолетов новейших марок. (ЦАМО. Фонд 35 опись 11287, дело1474 л 134) В это время летный и инженерно-технический состав некоторых авиационных полков, дивизий и корпусов перевозили по железной дороги без материальной части. На Дальнем Востоке их уже ждали новые самолеты.

     Кроме этого с аэродромов Германии, Польши, западных областей Советского Союза совершили перелет 6-й и 7-й бомбардировочные авиационные корпуса и две военно-транспортных авиационные дивизии. (ЦАМО. Фонд 6 БАК, опись 541971, дело 1, листы 1-4. Фонд 7 БАК, опись 555981, дело 1, листы 1-3)

    Стратегическая перегруппировка советских войск была осуществлена на расстояние 9-12 тысяч километров. Перегруппировка войск такого размаха в истории человечества проводилась во второй раз. Первый раз – в мае-июне 1941 года с востока к германским границам. В 1945 году – в обратном направлении. На Дальний Восток были переброшены управления двух фронтов, трех общевойсковых и одной танковой армии, 15 управлений стрелковых, артиллерийского, механизированного и танкового корпусов, 36 стрелковых, артиллерийских и зенитно-артиллерийских дивизий, 53 бригады, более сотни отдельных полков и батальонов. (ВИЖ 1985 № 8, стр. 16)

     Всего за три месяца из Центральной Европы на Дальний Восток было переброшено более 500 тысяч солдат и офицеров. Для того чтобы сократить объем перевозок, большая часть полков, бригад, дивизий, корпусов и даже целая танковая армии перебрасывались без боевой техники. Но все равно некоторые соединения пришлось перебрасывались с вооружением и боевой техникой, все равно количество оружия перевозимого вместе с войсками, получилось огромным: 3340 танков и самоходных орудий, 7500 пушек и гаубиц, 3600 минометов, 1100 реактивных установок залпового огня, 1400 боевых самолетов. (Победа СССР в войне с милитаристской Японией. Москва. Наука. 1977. Стр. 47) На перевозку этой массы войск и оружия потребовалось 135.756 вагонов (ВИЖ 1985 38 стр. 43).

     В ходе внезапной наступательной операции предстояло снабжать чудовищное количество войск, которые будут стремительно продвигаться вперед. Предстояло немедленно подавать войскам сотни тысяч тонн боеприпасов, горюче-смазочных материалов, продовольствия и всего остального, что необходимо для наступления. Переброску такого количества грузов на сотни километров мог обеспечить только железнодорожный транспорт. Однако в Советском Союзе широкая колея, в Манчжурии и Китае – узкая. Было принято решение перешивать железнодорожную колею на широкий советский стандарт. Для этого были подготовлены специальные бригады железнодорожных войск, которые имели необходимую технику.

     Прибывающие грузы разгружали прямо на грунт в районе пограничных станций. Часть грузов не разгружали. Они находились в вагонах, в готовности следовать через границу вслед за наступающими войсками. «К началу операции  на железных дорогах Дальнего Востока  простаивало более 1500 цистерн с горючим… Это создавало большую напряженность в работе железных дорог». (ВИЖ 1985 38 стр. 44).

    После завершения стратегической перегруппировки в составе трех советских фронтов было одиннадцать общевойсковых армий, три армии ПВО, одна танковая и три воздушных армии. Кроме того, под контролем главнокомандующего советскими войсками на Дальнем Востоке находились Тихоокеанский флот, Амурская военная флотилия, войска НКВД, вооруженные силы Монголии.

    «Группировка советских войск насчитывала 1,7 миллиона человек, 30 тысяч орудий и минометов, 5250 танков, более 5000 самолетов. (Красная Звезда. 1 сентября 2000)

    Тихоокеанский флот имел 427 боевых кораблей, в том числе 78 подводных лодок, и 1549 боевых самолетов. Амурская флотилия имела 169 боевых кораблей и 70 самолетов. (ВИЖ 1975, №10, стр.66.)

       Опережая войска, на тайные командные пункты прибыли генерал-полковники Васильев, Морозов, Максимов, Золотов (на самом деле – Маршалы Советского Союза А.М. Василевский, Р.Я. Малиновский, К.А. Мерецков, генерал армии М.В. Захаров). Сталин не позволил им следовать поездом, для сохранения тайны они летели самолетами. В те времена это было довольно мучительным предприятием: от Москвы до Владивостока 29 часов чистого полетного времени и 5-6 посадок. Но и этого Сталину было мало, он требовал соблюдения тайны. Поэтому «генерал-полковники» поверх своей формы носили обыкновенные черные комбинезоны без всяких знаков различия, а во время выездов к границе – форму рядовых пограничных войск НКВД.  

      Одновременно с переброской советских войск из Центральной и Восточной Европы, поток грузов шел из Соединенных Штатов Америки. Сталин был самым хитрым дипломатом ХХ века. Он потребовал от Президента США продовольствие и топливо для всей советской группировки войск. «Была достигнута договоренность с США о сосредоточении трехмесячных запасов продовольствия и горюче-смазочных материалов для наших войск на этом театре военных действий." ( Красная Звезда 26 сентября 2000) Кроме того из США поступали самолеты, бронетранспортеры, автомобили, радиостанции, телефонный кабель, медикаменты, оптические приборы и многое другое.

 

 

      Задачу главнокомандующему войсками на Дальнем Востоке маршалу Василевскому и командующим фронтами Сталин поставил в Москве. Количество документов о подготовке внезапного нападения на Японию было минимальным: тетрадь с расчетами и одна карта. Эти документы остались в Кремле. Маршалы и генералы должны были помнить свои задачи без использования каких-либо бумаг. (подчеркнуто мной - М.С.) Прибыв на Дальний Восток, командующие фронтами приступили к детальной разработке планов. «Строго ограниченный круг лиц допускался к разработке планов фронтов. В полном объеме их знали только командующий, член военного совета, начальник штаба, начальник оперативного управления фронта.» (ВИЖ. 1985. №8 стр. 16)   

      Забайкальский фронт разворачивался в полосе 2300 километров, ему предстояло нанести внезапный удар на глубину 800 километров. В составе Забайкальского фронта было 654.040 солдат и офицеров, 2416 танков и самоходно-артиллерийских орудий, 1334 боевых самолетов, 9541 орудий, минометов и реактивных установок залпового огня. (ВИЖ. 1975. 38 стр. 18) Планирование боевых действий для этой массы войск осуществляли четыре человека без привлечения машинисток, чертежников и другого технического персонала.

      1-й  Дальневосточный фронт имел 586.589 солдат и офицеров, 11181 орудий и минометов, 1860 танков и самоходных орудий, 1460 боевых самолетов. И тут тоже все планирование осуществляли четыре человека.

      Забайкальский и 1-й Дальневосточный фронты наносили удары по сходящимся направлениям. Между этими двумя ударными группировками находился относительно более слабый 2-й Дальневосточный фронт – 337.096 солдат и офицеров, 6587 орудий и минометов, 1280 танков и самоходных орудий, 1095 боевых самолетов. Готовилась классическая операция на окружение, – относительно слабый центр и две сверхмощных фланговых группировки. Новшество заключалось в размахе. Наступление планировалось одновременно тремя фронтами в полосе 5130 километров. Такого никогда раньше в во всей человеческой истории не бывало. (Будем надеяться, что такое никогда больше и не повториться). 

       Сталин издал специальную директиву, которая обязывал командующих фронтами ставить задачи армиям лично устно без вручения письменных документов. (ЦАМО фонд 210, опись 3116, дело 294, лист 70) Получив устно боевую задачу, командующие армиями приступали к планированию операции. Генерал армии М. Гареев в то время был майором в оперативном отделе штаба 5-й армии 1-го Дальневосточного фронта: «В районе станции Мучная нас закрыли в отдельном строго охраняемом домике, откуда никого не выпускали, еду приносили часовые. Работать приходилось почти круглыми сутками.» ("Красная Звезда", 5 августа 1995)

    «Переписка по вопросам подготовке операции запрещалась даже в зашифрованном виде. Задачи командирам дивизий командующие армиями  ставили устно по карте… Радиосвязь работала только на прием. В артиллерийских частях связь по радио разрешалась с началом артиллерийской подготовки, в остальных частях – с началом атаки». (ВИЖ 1986 №6 стр. 18)

      Разгрузка прибывающих войск и все перемещения войск происходили только в ночное время. Прибывающие войска немедленно отправляли в заранее подготовленные районы, где для них были подготовлены укрытия. «Главные силы до начала перехода государственной границы предполагалось держать в глубине, часть артиллерии выдвинуть ближе к границе и иметь в готовности к открытию огня.» (Красная Звезда 1 сентября 2000).

     «В укрепленных районах специальные команды занимались уборкой сена на всех наблюдаемых противником участках. Офицерский состав в период отпуска направлялся в местные санатории и дома отдыха. Вводило противника в заблуждение и то, что население из приграничной полосы не выселялось и мирная жизнь его ничем не нарушалась. Одновременно с передвижением войск к государственной границе проводились учения, так что происходящее местные жители принимали за обычные военные занятия.» (Внезапность в наступательных операциях Великой Отечественной войны. Москва. Наука. 1986. Стр. 51)

      Главный принцип стратегии – концентрация, концентрация силы против слабости. Против самого слабого участка японской обороны был развернут самый мощный советский фронт – Забайкальский.  Но и тут силы не распыляли равномерно вдоль всей границы, а собирали в мощные ударные группировки. Между этими группировками оставались значительные промежутки, на которых не было войск. Например, на Забайкальском фронте между 17-й армией и 6-й гвардейской танковой армией был разрыв в 200 километров. (ВИЖ. 1975. №8 стр. 19)

      Еще задолго до Второй мировой войны на Дальнем Востоке вдоль границ была возведена цепь укрепленных районов, в которых находилось значительное количество войск, специально подготовленных для ведения длительной и упорной обороны. Но летом 1945 года Япония оказалась на краю гибели. Поэтому советским войскам в укрепленных районах был отдан приказ оставить  железобетонные укрепления. Эти войска использовали для усиления ударных группировок. ( ВИЖ 1971 №8 стр. 68)

                                               


      6 августа 1945 года американская авиация нанесла ядерный удар по Хиросиме. 9 августа – по Нагасаки. Япония -  на  краю гибели. И в этот момент 9 августа 1945 года Красная Армия нанесла  внезапный сокрушительный удар по японским войскам в Манчжурии и Китае. «Операции всех армий были построены на принципе внезапного удара с вводом в действие сразу больших сил. Даже на вспомогательных направлениях они сразу же приобрели активный и маневренный характер". ("Красная звезда", 26 сентября 2000

      8 августа советское правительство объявило: «Такая политика является единственным средством, способным приблизить наступление мира, освободить народы от дальнейших жертв и страданий и дать возможность японскому народу избавиться от опасностей и разрушений...»  (Заявление советского правительства от 8 августа 1945 года).

      Тут надо обратить внимание на совсем неприметный нюанс. «8 августа 1945 года Советское правительство заявило японскому послу в Москве, что со следующего дня Советский Союз будет считать себя в состоянии войны с   Японией» ( Генерал армии И. Третьяк. ВИЖ 1985 №8 стр12)  9 августа советские войска нанесли внезапный удар. Сталин поступил весьма благородно: сначала объявил войну, а на следующий день нанес удар. Но возникает вопрос: как можно нанести внезапный удар, если о нем заранее объявлено?

      Секрет заключается в том, что во Владивостоке сутки начинается на семь часов раньше, чем в Москве. Боевые действия начались в 9 августа 00 часов 10 минут. (Красная Звезда. 26.9. 2000) Но это дальневосточное время. В этот момент в Москве было еще 8 августа, 17 часов 10 минут. Никто японского посла пока не тревожил. А когда в Москве наступила ночь, японского посла вызвали в народный комиссариат иностранных дел и в 23 часа 50 минут по московскому времени объявили, что со следующего дня начнется война. В Москве до наступления следующего дня оставалось 10 минут.

      А на Дальнем Востоке новый день давно наступил. В это время там уже было 6.50 утра. Там уже больше шести часов шла война. Самое главное уже было сделано: японские аэродромы  накрыты внезапным ударом советской авиации, пограничные наряды тихо ликвидированы, мощные танковые клинья врезались в территорию Манчжурии и Китая и продолжали неудержимое движение вперед.

     Японскому послу в Москве объявили о начале войны, но ему теперь  предстояло добраться до посольства и связаться со своим правительством. Все телеграфные и телефонные линии почему-то не действовали. Связаться по радио с Японией, которая находится почти на другом конце Земли, было трудно в нормальной обстановке. А тут обстановка была ненормальной, кто-то работе радиостанции мешал. Одним словом, о том что война объявлена, японское правительство узнало с большим опозданием и совсем по другим каналам.

      На военном языке все это именуется: "Подготовка и нанесение внезапного первоначального удара с открытием нового стратегического фронта"  (Генерал армии С. П. Иванов. Начальный период войны. Москва. Воениздат 1974. С. 281). На политическом языке это именуется: "Справедливый и гуманный акт СССР" (полковник А. С. Савин. ВИЖ, 1985, N 8, с. 56).

      Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский после нанесения первого сокрушительного удара обратился к своим войскам: "Советский народ не может спокойно жить и трудиться, пока японские империалисты бряцают оружием у наших дальневосточных границ и выжидают удобного момента, чтобы напасть на нашу Родину" ("Коммунист", 1985, N 12, с. 85). Советские маршалы всегда боятся, что кто-то на них нападет. Малиновский произнес эти слова 10 августа 1945 года. Хиросимы уже нет, Малиновский об этом знает. Уже нет и города Нагасаки. Неужели "японским  империалистам" после Хиросимы и Нагасаки  больше нечем заняться, как "выжидать удобный момент"?

       Последущие советские публикации (например,  ВИЖ, 1985, N 8. Стр. 62) сообщали,  что "вступление СССР в войну с Японией отвечало также интересам японского народа... Советский Союз преследовал цель избавить народы Азии, в том числе и японский, от дальнейших жертв и страданий..."

       В марте 1939 года Сталин обвинял Великобританию и Францию в том, что они хотят ввергнуть Европу в войну, оставаясь в стороне: «В политике невмешательства сквозит стремление, желание – не мешать агрессорам творить свое черное дело, не мешать, скажем, Японии впутаться в войну с Китаем… дать всем участникам войны увязнуть глубоко в тину войны, поощрять их втихомолку, дать им ослабить и истощить друг друга, потом, когда они достаточно ослабнут, - выступить на  сцену со свежими силами, выступить, конечно, "в интересах мира" и продиктовать ослабевшим участникам войны свои условия" (Доклад на XVIII съезде партии 10 марта 1939 года).

      Сталин всегда приписывал врагам свои собственные намерения. Сталин делал все то, в чем он обвинял Великобританию и Францию. И вот Япония истощена в войне и настало время выступить в интересах мира: «Советское правительство, руководствуясь стремлением быстрейшего восстановления мира, сделало заявление о вступлении в войну». (Советские танковые войска 1941-1945. Москва. Воениздат. 1973. Стр. 308). 

      Маршал Советского Союза А.М. Василевский к этому добавляет: «Советское правительство… видело свой долг в том, чтобы помочь народам Юго-Восточной Азии в освободительной борьбе против японского ига.» (Дело всей жизни. Стр. 504). Иными словами, нам это было вовсе не нужно, но не могли же мы спокойно смотреть, как люди живут в японском рабстве.

 

 

       Наступательная операция советских армий в августе 1945 года была воистину молниеносной.

     «Передовые батальоны в сопровождении пограничников без открытия огня бесшумно перешли границу и в ряде мест овладели долговременными оборонительными сооружениями врага еще до того, как японские расчеты успели их занять». ("Красная Звезда", 5 августа 1995)

      За первый день 6-я гвардейская танковая армия совершила бросок в 150 километров. Нужно сказать, что наступление проходило в невероятно тяжелых условиях. Лето в Манчжурии исключительно дождливое. В августе выпадает особенно много дождей. Разливаются реки, поля и дороги превращаются в непроходимые болота. Войскам 1-го и 2-го Дальневосточных фронтов предстояло форсировать Амур. Это одна из величайших рек планеты Земля. Ее длина 2850 километров. В августе 1945 года уровень Амура поднялся на четыре метра выше обычного, затопив тысячи квадратных километров низин. Из берегов вышли притоки амура – Уссури, Сунгари и другие реки.

       На Забайкальском фронте была совершенно иная обстановка – танковые колонны шли по безводной степи в непроницаемых облаках пыли. Температура была 30 градусов по Цельсию и выше. Впереди путь преграждал непроходимый для танков хребет Большой Хинган, за которым открывалась совершенно непривычная для советских солдат картина: рисовые поля.

       Встречаются утверждения, что японские войска сопротивлялись слабо или не сопротивлялись вообще. Это не так. Японский солдат самый стойкий в мире. О разрушении Хиросимы и Нагасаки они еще не знали, японское правительство не спешило объявлять своим войскам о случившейся катастрофе. Сопротивление японских войск прекратилось после того, как был получен приказ о капитуляции. До этого японцы стояли насмерть. Но их стойкости был противопоставлен маневр. Территория была огромной, советские войска просто обходили очаги сопротивления, не ввязываясь в затяжные бои.

      Советские войска совершили невероятное. 6-я гвардейская танковая армия преодолев Большой Хинган, вышла на оперативный простор и осуществила невиданный рывок к Желтому морю. За 11 дней ее войска прошли с боями 810 километров. Впереди, захватывая аэродромы, мосты и переправы, действовали  десантники. Вот только некоторые города, в районе которых были успешно высажены воздушные десанты: Харбин, Чанчунь, Порт-Артур, Мукден, Пхеньян, Хыннам.

      Действия 6-й гвардейской танковой армии и других советских войск по достоинству оценили мастера блицкрига – германские генералы. Генерал-майор Ф.В. фон Меллентин: «Для иллюстрации растущей гибкости боевых действий Красной Армии и ее способности успешно проводить широкие и стремительные танковые операции я хочу указать на сенсационное продвижение маршала Малиновского в Манчжурию в августе 1945 года. (Танковые сражения 1939-1945. Москва. ИИЛ. 1957. Стр. 249)

      Другие советские войска действовали не менее решительно и успешно. Советский флот топил японские корабли, высадил морские десанты на Сахалине, в Северной Корее, на Курильских островах.

      «Войдя в Сунгари, Амурская флотилия обеспечивала наступление войск 15-й армии вплоть до Харбина. Принимая на борт стрелковые части, она все время  действовала как своеобразный авангард главных сил 15-й армии.. За 10 суток наступления главные силы флотилии вместе с войсками 15-й армии, которые частично находились на кораблях, а частично наступали вдоль берегов Сунгари, прошли по Амуру и Сунгари свыше 900 километров.» (ВИЖ, 1975 №8. Ст. 25)

       Снабжение полуторамиллионной группировки наступающих войск было бесперебойным. «Темпы  восстановления с перешивкой железной дороги на союзную колею в 1-м Дальневосточном фронте составили в среднем 71 километр в сутки. Это было достигнуто  благодаря находчивости железнодорожников. Их включали в состав воздушных десантов и передовых отрядов. Они захватывали железнодорожные узлы и силами местного населения сразу же организовывали перешивку колеи и ремонт пути". (ВИЖ 1985, 38 стр. 45)  

       Официально кампания советских войск на Дальнем Востоке длилась 24 дня, но боевые действия – только 12 дней. Не прошло и двух недель, как началась массовая сдача в плен японских войск. Потери японских войск - 84 тысячи убитыми, 594 тысячи солдат и офицеров попали в сталинский плен. В числе пленных оказалось 148 японских генералов. Были взяты небывалые трофеи. 

       Результат операции: Соединенные Штаты воевали против Японии почти четыре года. Что они получили за это? Советский Союз воевал против Японии 12 дней. Под контроль Советского Союза попал весь Китай, Северная Корея, Северный Вьетнам. Маршал Советского Союза А.М. Василевский радостно сообщает:

«Нанеся сокрушительный удар японским войскам в Корее, Советская Армия создала тем самым благоприятные возможности для деятельности революционных сил… В северной части страны трудящиеся под руководством коммунистов приступили к строительству первого в истории Кореи подлинно независимого, народно-демократического государства…  В результате разгрома Японии создались благоприятные условия для победы народных революций в Китае, Северной Корее и во Вьетнаме… Народно-освободительная армия Китая получила огромные запасы трофейного оружия, боевой техники и имущества… Разгром японского милитаризма способствовал мощному подъему национально-освободительного движения во всей Азии. 2 сентября, когда японский министр иностранных дел Сигемицу и начальник генштаба Умедзу подписывали акт о безоговорочной капитуляции, президент Хо Ши Мин провозгласил Демократическую Республику Вьетнам. 12 октября лаосские патриоты провозгласили Патет-Лао». (ВИЖ. 1975 №10 стр. 70, 73)

       В результате молниеносного удара Красной Армии под контроль коммунистов попали сотни миллионов людей. Результаты «революционных преобразований» мы видим до сих пор. Там, куда пришла Красная Армия, были созданы тоталитарные режимы во главе с единственной никем не избранной партией. Там, куда дотянулась рука Москвы, на вершине власти оказались гениальные вожди, которые по примеру советских коммунистов истребляли собственный народ миллионами. Чтобы остановить распространение коммунизма в Азии Соединенным штатам Америки пришлось потом вести войну в Корее и во Вьетнаме. 

       Режимы созданные в результате «освободительной миссии» Красной Армии существуют до сих пор и представляют угрозу остальному миру. Достаточно вспомнить Северную Корею…

       Соединенные Штаты Америки, Великобритания, Китай, Австралия, Новая Зеландия вели справедливую войну против Японии: Япония напала первой. Но на Советский Союз Япония не нападала. Япония сохраняла нейтралитет, когда Советский Союз находился на краю гибели, а Советский Союз нарушил подписанный в 1941 году договор и нанес внезапный  удар в момент, когда Япония оказалась в очень тяжелом положении.

       Коммунисты придумали оправдание: мы напали потому что «Япония вынашивала планы нападения на нашу страну» (Красная Звезда. 1 сентября 2000) Удивительная логика! А разве Советский Союз таких планов не вынашивал? Уже в 1943 году Сталин официально сообщил Президенту США, что он обязательно начнет войну против Японии. Японский же император ни в 1943 году, ни потом не делал заявлений о намерении напасть на Советский Союз.

       Но давайте согласимся с коммунистической пропагандой.

       Тогда получается вот что: Япония «вынашивала планы» нападения на Советский Союз, но не напала, а Советский Союз планов не вынашивал, но на Японию напал.

 

Версия для печати


Рейтинг: 5.00 (проголосовавших: 21)
Просмотров: 44335

Добавить в закладки | Код для блога
Предварительный просмотр:
Сайт Марка Солонина
В.Суворов, "Образцовая война". Глава из книги "Главный виновник"
Задачу главнокомандующему войсками на Дальнем Востоке маршалу Василевскому и командующим фронтами Сталин поставил в Москве. Количество документов о подготовке внезапного нападения на Японию было минимальным: тетрадь с расчетами и одна карта. Эти документы остались в Кремле. Маршалы и генералы должны были помнить свои задачи без использования каких-либо бумаг...

Уважаемые пользователи! Если в ходе ознакомления с данным материалом у вас появилось желание задать вопрос лично Марку Солонину, предлагаем воспользоваться страницей обратной связи.

Copyright Mark Solonin
Создано brandangels.ru
Использование материалов сайта разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий — гиперссылки) на solonin.org
Отправить сообщение Марку Солонину