24.06.10

С. Егелявичюс и М. Солонин - "Алитус. 22 июня. Сражение, которого не было"


Одним из ценных в военном отношении достоинств географии СССР было наличие в западных приграничных (применительно к границе образца июня 1941 г.) областях полноводных рек, текущих в меридиональном (север-юг) направлении. Одним из таких естественных оборонительных рубежей могла стать река Неман, которая на участке Каунас-Гродно преграждала наступающему на восток противнику любую из возможных дорог. На этом рубеже предполагалось возможным на много дней задержать наступление численно превосходящих сил противника.

Так, в феврале 1941 г. в Прибалтийском ОВО была проведена командно-штабная игра на тему: "Оборонительная операция фронта с последующим переходом в наступление для уничтожения противника". (ЦАМО, ф.140, оп. 13000, д. 11, лл. 70-79) В соответствии со сценарием игры, "западные", опередив "восточных" в сосредоточении и развертывании (именно это и произошло в реальности в июне 41-го), перешли в наступление, нанося основной удар на Шауляй и вспомогательный удар на Каунас, Вильнюс. По условиям "игры" противник имел почти 3-х кратное превосходство в численности пехоты и более, чем 6-кратное, превосходство в танках. При таком начальном соотношении сил условные "боевые действия" происходили в течение двух недель, с 18 июня (странное совпадение дат!) по 3 июля. "Восточные" успешно сдержали наступление "западных" на рубеже Шауляй, Каунас, река Неман и после развертывания подошедших из глубины страны главных сил перешли в решительное контрнаступление. К 5 июля противник был отброшен к границе, при этом одна из трех армий "западных" окружена и ее остатки с боями прорывались на запад…

В реальности держать оборону в районе г. Алитус и мостов через Неман должна была 5-я танковая дивизия. 5-я тд (как и весь 3 МК) входила в число танковых соединений "первой волны" (первых восьми мехкорпусов, сформированных летом 1940 г.) и была практически полностью укомплектована боевой материальной частью. Артиллерийского вооружения (что особенно важно в условиях обороны на постоянном рубеже) было даже больше штатного расписания:

 

37-мм зенитка

45-мм ПТО

76-мм

пушка

122-мм

гаубица

152-мм

гаубица

мином.

50-мм

мином.

82-мм

штат

12

0

4

12

12

27

18

факт

12

12

6

12

24

32

18

Главной составляющей вооружения 5-й танковой дивизии были, разумеется, танки: 188 легких (170 БТ и 18 Т-26), 30 трехбашенных Т-28 (это танк огневой поддержки пехоты, вооруженный короткоствольной 76-мм пушкой - аналогом немецкого "окурка" - и двумя пулеметами в отдельных вращающихся башнях), 50 новейших Т-34.

Не вполне ясен вопрос с наличием на вооружении 5-й танковой дивизии тяжелых танков КВ. Танки этого типа в дивизии были, но, скорее всего, незадолго до начала войны они были переданы "соседям" (Западному ОВО), и в боях у Алитуса принять участие не смогли

Все познается в сравнении. Для того, чтобы по достоинству оценить вооружение и боевые возможности 5-й танковой дивизии, следует сравнить их с вооружением противника, т.е. 7-й и 20-й танковых дивизий вермахта:

 

 

Т-26

БТ-7

Т-28

Т-34

КВ

всего

  5 тд (сов.)

 

18

170

30

50

? (0)

268

20 тд (нем.)

44

31

121

31

 

 

227

 7 тд  (нем.)

-

53

167

30

 

 

250

 

Pz-I

Pz-II

Pz-38 (t)

Pz-IV

 

 

 

Как видим, у немцев на данном направлении не было ни одного танка Pz-III последних модификаций с 50-мм пушкой (т.е. того единственного для лета 41-го года типа танков, который хотя бы теоретически мог вести бой с советским Т-34). 7-я и 20-я танковые дивизии вермахта были вооружены главным образом чешскими танками "Шкода" образца 38-го года, получившими в вермахте обозначение Pz-38 (t). Это легкий танк с противопульным бронированием, маломощным (125 л/с) двигателем и корпусом, собранным на болтах и заклепках (головки которых при попадании вражеского снаряда отрывались и калечили экипаж). Вооружен Pz-38 (t) был 37-мм пушкой А-7 чешского производства, которая для боя с Т-34 была практически бесполезна. Но даже и этого "чуда техники" не нашлось в достаточном количестве, в результате чего в 20-й танковой дивизии вермахта в качестве линейного танка использовались учебно-боевые танкетки Pz-I с пулеметным вооружением.

В условиях встречного танкового боя советские Т-34  (при поддержке 12 противотанковых и 12 зенитных пушек дивизиии) должны были просто расстрелять весь этот немецкий легко-танковый "зверинец", оставаясь при этом почти в полной безопасности. Более того, бой у Алитуса мог и не быть вполне "встречным": немецкие танковые дивизии подошли к городу и мосту через Неман в походной колонне, в то время как советские танки теоретически могли быть развернуты в боевой порядок и заблаговременно (с 19 по 22 июня) замаскированы на подготовленных огневых позициях.      

Все, однако, произошло совсем не так. Немцы форсировали Неман в первый же день войны, переехав его по трем невзорванным мостам у Алитус и Меркине. В тот же день, 22 июня 1941 г., ЦК компартии Литвы и штаб 11-й Армии бежали из Каунаса на восток. Оборонительный рубеж реки Неман был потерян в течение одного дня. Немецкие танковые дивизии (7-я и 20-я) после короткого боя у Алитуса полностью сохранили свою боеспособность, устремились на восток и, пройдя в течение одного дня порядка 80-120 км, заняли 24 июня Вильнюс и Ошмяны (это уже в Белоруссии).

Что же касается советской 5-й танковой дивизии, то уже утром 23 июня она прекратила свое существование, как организованное и боеспособное соединение. На рассвете 24 июня командир 5 тд полковник Ф.Ф. Федоров вместе с остатками своей дивизии (15 танков, 20 бронемашин и 9 орудий) оказался в районе белорусского города Молодечно, т.е. на расстоянии в 170 (сто семьдесят) км по прямой от Алитуса - завидный темп, свидетельствующий о прекрасных ходовых характеристиках советских танков (170 км к ЗАПАДУ от Алитуса - это уже пригороды Кенигсберга).  Последнее упоминание о судьбе 5-й танковой дивизии в боевых донесениях командования Северо-Западного фронта датировано 2 июля 1941 года: 

"…5-я танковая дивизия 24.6.41 г. в районе Вильнюс была окружена противником и рассеялась. Оставшиеся бойцы и командиры только 26.6.41 г. стали появляться в районе Полоцк (200 км к востоку от Вильнюса, 185 км к северо-востоку от Молодечно - М.С.) и 30.6.41 г. в районе Псков. Материальная часть боевых машин полностью уничтожена или оставлена на территории противника…"

В Журнале боевых действий Северо-Западного фронта на всю 5-ю танковую дивизию потрачено две-три строчки: (ЦАМО, ф. 221, оп. 1351, д. 201, л. 5)

"Части 5 тд, бомбардированные неоднократно с воздуха, приняли бой (против) мото-мехчастей противника, потерпев поражение, начали неорганизованный отход из района Алитус на Каунас и Вильно" 

Такая вот печальная (и позорная одновременно) история. В первой версии моей первой книги ("Бочка и обручи") я уделил этому, увы, вполне типовому эпизоду первых дней войны всего несколько строк: "Что же касается 5 тд (3 МК), то она уже утром 23 июня была разгромлена в районе Алитуса и в дальнейших боевых действиях фронта практически не участвовала".

 Такая немногословность вызвала бурю негодования у г-на А.Исаева. С присущей ему прямотой он заявил: 

"Не знать о первом танковом бое Великой Отечественной войны просто стыдно. М.Солонин пишет о форсировании 3-й танковой группой Немана так, как будто этого боя не было… Три [немецкие] дивизии смогли форсировать Неман только после напряженного боя с советской 5-й танковой дивизией… Однако М.Солонин не вспоминает о бое у Алитуса, предпочитая ошарашить читателя мини-сенсацией о "проскочивших" [по мостам через Неман] немецких танковых дивизиях..."

Мне стало так стыдно, что в следующей версии книги ("22 июня. Анатомия катастрофы") я постарался собрать все, что смог найти в исторической и мемуарной литературе о "танковом бое у Алитуса". Нельзя сказать, чтобы тема эта была совсем обойдена вниманием советских историков. Есть, в частности, написанная доктором исторических наук М.В. Ежовым статья, специально посвященная тому трагическому эпизоду войны. От обилия букв все стало, к сожалению, еще менее понятным. В частности, по найденным  источникам оказалось невозможным ответить на самые простые вопросы: где, когда и какие подразделения 5-й танковой дивизии приняли участие в бою?

Главный Маршал бронетанковых войск СССР П.А. Ротмистров встретил войну в звании полковника и в должности начальника штаба 3-го мехкорпуса (а перед этим он несколько месяцев исполнял обязанности заместителя командира 5-й танковой дивизии). Из его мемуаров следует, что лишь несколько подразделений (здесь и далее подчеркнуто мной - М.С.) 5 тд вечером 22 июня вступили в бой с немецкими танками, причем уже на восточном берегу Немана. А вот из описания боя, данного в статье М.В. Ежова, следует, что 5-я таковая дивизия встретила немцев значительно большими силами, причем на западном берегу реки, в середине дня 22 июня, еще до того, как противник форсировал Неман.

С другой стороны, из воспоминаний О. Кариуса (на тот момент - танкист 20-й танковой дивизии вермахта) следует, что до Немана танки 20 тд дошли, не встретив ни малейшего сопротивления:

"С волнением мы ожидали первого боевого контакта с русскими. Но ничего подобного не случилось. Поскольку наш батальон головным не был, можно было предполагать такой контакт только в том случае, если авангард будет остановлен. Мы без происшествий достигли первой цели нашего движения в тот день - аэродрома в Алитусе. Счастливые, мы скинули с себя пропыленную форму и были рады, когда, наконец, нашли воду, чтобы как следует помыться.

— Совсем неплохо здесь воевать, — сказал со смешком командир нашего танка унтер-офицер Делер после того, как в очередной раз вытащил голову из бадьи с водой… "

Самое же удивительное заключается в том, что ни в одном источнике не упоминается хоть какое-то участие в бою у Алитуса главной ударной силы 5-й танковой дивизии - танков Т-34! Не заметить встречу с "тридцатьчетверкой" немцы не могли. В упомянутых выше мемуарах Кариуса "первому знакомству" с Т-34 посвящена целая глава, причем встреча эта оставила у немецких танкистов самые яркие воспоминания… Где же 22 июня были 50 новейших танков из состава 5-й танковой дивизии? Они так тщательно замаскировались?

В феврале 2010 г., во время презентации литовского издания "Анатомии катастрофы", я имел честь познакомиться с доктором истории, доцентом Вильнюсского университета Сигитасом Егелявичюсом. Оказалось, что господин Егилявичюс давно занимается историей 5-й танковой дивизии; более того - малым ребенком он был свидетелем (к счастью - достаточно далеким) боя у Канюкского моста через Неман и лично лазил в люки брошенных советских танков. Доктор Егилявичюс любезно предоставил нашему сайту нижеследующую статью:

***

Сигитас Егелявичюс - К вопросу об участии 5-ой танковой дивизии Красной Армии в боях 22. 06. 1941 года

5-ая танковая дивизия в июне 1941 г. дислоцировалась в г. Алитус и располагалась в военном городке на южной окраине города на левом/западном берегу Немана (в те времена это был крупнейший военный городок в северо-западной части СССР, равных себе не имевший вплоть до Бреста). Юго-западнее городка, на расстоянии 3-4 км, на берегу Немана на территории дер. Раджюнай весной 1941 г. приступили к устройству танкодрома.

По рассказам местных жителей, записанным в 40-ые годы, 18-19 июня (да, именно в эти дни части и соединения мехкорпусов Прибалтийского ОВО были приведены в состояние повышенной боевой готовности, выведены в укрытые от наблюдения с воздуха районы сосредоточения в литовских лесах - М.С.) танки дивизии из военного городка в г. Алитус перебазировались на высокий обрывистый восточный (правый) берег Немана. В расстоянии 300-400 м от Немана на высоком берегу танки были рассредоточены на окраинах coceдствующих деревень - Канюкай и Муйжеленай. Танки расположились на опушках леса, в кустарниках возле ж/д полотна, в редкой сосновой роще дер. Канюкай между шоссейной дорогой и впадающей в Неман речкой Алове, a также севернее дер. Муйжеленай в роще между большаком и шоссе, ведущими к восточной (правобережной) части г. Алитус. Часть танков находилось в укрытиях, оборудованных в первые часы передислокации танков.

На северо-западной опушке рощи Канюкай (на левом фланге расположения дивизии) возле шоссе была расположена танковая засада Оттуда просматривался Канюкский мост через Неман, а также шоссе на подступах к мосту на левом (западном) берегу и ближайший отрезок извилистого шоссе, поднимающегося на высокий правый (восточный) берег. Транспортные средства дивизии были укрыты примерно в 500 м от засады на той же стороне шоссе, между шоссе и речкой Алове. 

На поросших кустарником крутых склонах речки Алове якобы были заблаговременно оборудованы подземные склады вооружения, амуниции, боеприпасов и продовольствия. Хорошо замаскированный склад летом 1981 г. безуспешно пытался разыскать приезжий ветеран дивизии (возможно, это был п/п Григорий Найдин).  На опушке леса, что на западной окраине дер. Муйжеленай, на восточном склоне холма Шакню калнас, возле безымянного ручья разместилось подразделение 120-мм минометов (даже в первой половине 50-ых гг. мы там находили 120-мм мины). Место расположения подразделений других частей 5 тд нам не известно. 

Ранним утром 22 июня г. Алитус подвергся бомбардировке (по крайней мере, было  совершено три налета). Бомбардировке подвергся центр города на левом (западном) берегу. Однако на склады и заранее  опустевшие казармы военного городка не была сброшена ни одна бомба. Особенно интенсивной бомбардировке подверглась часть города, расположенная на восточном берегу - там к его северной окраине примыкал военный аэродром. Утром также был совершен налет на позиции 5 тд возле шоссе (по обе стороны шоссе, примерно на позиции засады). Возможно, немцы предполагали наличие в данной местности замаскированных русских танков и пытались нащупать их позиции. После этого налета немецкой авиации часть танков 5 тд была выведена из укрытий, подтянута к месту засады и расположена на противоположной стороне шоссе напротив засады.

Танки 5 тд на левый (западный) берег Немана 22 июня не переправлялись. Более того, западные подступы к г. Алитус вообще не оборонялись (подчеркнуто мной - М.С.), хотя с господствующих высот к западу от города хорошо просматривалась местность, в т.ч. и проложенные к городу шоссейные дороги со стороны местечек Сейрияй и Симнас. По этим двум дорогам и двигались к переправам через Неман две танковые дивизии вермахта: 7-я и 20-я из состава 3-й Танковой Группы Г.Гота. 

Ни на чем не основаны утверждения о боевых действиях танков дивизии на западном берегу Немана, равно как  и рассказы о контратаках немецкой пехоты, поскольку у немцев в районе Канюкского моста пехоты не было. На западном берегу Немана вдоль шоссейных дорог Сейрияй-Алитус и Симнас-Алитус не было подбитых или брошенных русских танков. В списках воинских захоронений вдоль дороги Сейрияй-Алитус имеются следующие сведения о могилах немецких  танкистов: ближе к Сейрияй – захоронение в одной безымянной могиле 4-х танкистов и отдельные захоронения 2-х ефрейторов; ближе к Алитус - ст. лейтенанта из 2. Pz. Reg. 25, офицера из 10. Pz. Reg. 25 и ефрейтора из 3. Pz. Sag. По этой дороге отступали (до района местечка Мирославас и дер. Толькунай) значительные силы красноармейцев, в т.ч. и артиллеристы, которые оказывали неорганизованное сопротивление. Предположительно упомянутые потери немцы понесли от огня отступающих.

22 июня в 13-30 (по западно-европейскому времени) передовые подразделения 20-ой танковой дивизии вермахта вышли на высоты западнее г. Алитус, откуда хорошо просматривался город. Не останавливаясь, немецкие танки через еще дымящийся после бомбежки город устремились к Неману и в 14-00 овладели городским мостом, не встретив сопротивления (полное совпадение с воспоминаниями О.Кариуса - М.С.). Захватив затем восточную часть города (на правом берегу), восточные подступы к городу и аэродром, немецкие танкисты приостановили дальнейшее продвижение и обосновались на отдых до утра. Весьма правдоподобно, что части 5-тд из района севернее дер. Муйжеленай ушли на восток, не дожидаясь подхода немцев, т.е. еще до 14-15 часов 22 июня (мне это представляется не только "правдоподобным", но и единственно возможным объяснением того, почему немцы, переправившись на восточный берег Немана по северному мосту, не наткнулись лбом на танки, автомашины, артиллерию и личный состав 5 тд - М.С.).

Тем не менее, на восточном берегу Немана немцы встретили определенное сопротивление со стороны стрелковых подразделений или уцелевшего персонала аэродрома. В этой части города остались захоронения 14 немецких военнослужащих (ефрейторов и рядовых), погибших в городе или на пригородных полях, но в надписях на могильных временных крестах нет упоминаний о танкистах. Есть также захоронения  советских военнослужащих на восточном берегу: в городе могилы 11 военнослужащих, а на пригородных полях могилы 18 военнослужащих. Захоронения советских военнослужащих рассеяны на значительной территории - возможно, некоторые из них погибли при бомбежке и обстреле с воздуха. На северной окраине деревни Муйжеленай были подожжены (возможно, ударом немецких самолетов) 2 или 3 советских танка БТ.

Около 15 часов немцы захватили паромную переправу под местечком Нямунайтис (примерно в 7 км южнее г. Алитус). Паромная переправа под местечком Немунайтис существовала с конца 20-ых гг. и до 13 июля 1944 г. Немцы захватили паромную переправу с паромом и даже с паромщиком на западном берегу Немана. К вечеру они навели понтонный мост. Примерно в 17 часов немцами был захвачен еще один мост через Неман - у города Меркине (25 км южнее Алитуса).

Что же касается 7-ой танковой дивизии вермахта, то ее продвижение к переправам через Неман задерживалось. Шоссейная дорога, по которой двигалась 7 тд, была забита отступающими советскими войсками, в том числе и артиллерией. Отдельные части и подразделение оказывали неорганизованное сопротивление напирающим сзади немецким войскам и таким образом задерживали их продвижение. После непродолжительного, но ожесточенного боя вдоль шоссе в районе местечка Сейрияй (судя по спискам воинских захоронений, там погибло свыше 540 красноармейцев и 88 немецких солдат), танки 7 тд вышли к юго-западным окраинам г. Алитус примерно в 3 км от Канюкского моста через Неман. Немцы по южной окраине города, мимо военгородка, устремились к Неману. Возможно, что возле военгородка произошла стычка с разрозненными группами красноармейцев. Такое предположение подтверждается бывшим на территории военгородка захоронением 15 красноармейцев. Хотя не исключено, что они погибли позднее, ночью или даже на следующий день, когда, не зная обстановки, попытались пробраться к мосту.

В 18:00 – 18:20 (по западно-европейскому времени) немцы подошли к Канюкскому мосту (примерно в 4 км южнее северного городского автомобильного и ж/д моста) и сходу им овладели.*  Предположительно, что передовой немецкий разведотряд на мотоциклах проскочил мост, по извилистой дороге поднялся на высокий восточный берег и беспрепятственно двинулся по шоссе дальше на восток в направлении г. Даугай. Засада советских танкистов немецких разведчиков пропустила, не открывая огня. Такой вывод можно сделать на основании того, что в районе засады не было захоронений немецких разведчиков, но примерно на 1 км дальше на восток возле шоссе были захоронения погибших 22 июня 4-х немецких солдат (1 фельдфебеля и 3 ефрейторов) из 2-й роты 37-го танкового разведбатальона.

Немецкие танки, вероятно, выждав некоторое время, также двинулись через мост на восточный берег. Миновав мост и не подозревая об опасности, танки 25-ого танкового полка 7-ой танковой дивизии вермахта по извилистому шоссе двинулись на высокий восточный берег и на подъеме были встречены орудийным огнем затаившихся в засаде танков 5 тд. Можно предположить, что в это же время к месту боя стали выдвигаться и танки из ближайших укрытий. Вероятно, немцы вызвали авиацию (в районе засады по обе стороны шоссе было разбито значительное количество советских танков, но воронок от разрывов бомб не было). По рассказам местных жителей, немецкая авиация на западную часть деревни Канюкай налетала дважды. Можно предположить, что немецкие самолеты атаковали советские танки пулеметно-пушечным огнем, поэтому и отсутствовали воронки от авиабомб (возможно, но мало вероятно; 20-мм авиапушки немецких истребителей были абсолютно непригодны для поражения Т-34, да и по броне легких танков, как правило, давали рикошет вследствие острого угла встречи с броней - М.С.)

На месте сражения примерно на протяжении в 1 км вдоль шоссе остались захоронения 39 красноармейцев. По рассказам местных жителей, принимавших участие в захоронении русских солдат, из некоторых сгоревших танков извлекались лишь обугленные останки, и они хоронились тут же, возле танков. Эти бесследные  захоронения впоследствии не были учтены при переписи воинских захоронений. На этом участке также остались захоронения 23 немецких военнослужащих. В это число входят и упомянутые выше разведчики, а также старший ефрейтор разведбатальона и танкисты разных воинских званий 25-го танкового полка 7 тд вермахта. Немцы своих солдат хоронили сами, без участия местных жителей.

Пользуясь тем, что дорога вверх от Канюкского моста была перекрыта подбитыми немецкими танками, а другой дороги на восток от моста для немецких танков практически не было, танки 5-й танковой дивизии по шоссе отошли на восток. Отступая из района первого боя, дивизия теряла танки и по дороге, бросала неисправные танки. Так, примерно в 4-5 км на восток от места боя, в лесу за местечком Алове, на обочинах шоссе было оставлено 5-6 танков. Нет сведений о том, сколько брошенных танков осталось по дороге от дер. Поцелонис до г. Даугай.

23 июня танки 5 тд подходили к Вильнюсу, обходя город с юга. На территории Литвы второй и последний бой танков 5 тд произошел под вечер 23 июня на большаке Онушкис – Рудишкес (30-40 км юго-западнее Вильнюса), проложенном по заболоченной местности. Из засады под Рудишкес танк Т-34 подбил несколько немецких танков; бой произошел с танками 20-й танковой дивизии вермахта. Этот боевой эпизод даже отражен в боевом донесении штаба Северо-Западного фронта наркому обороны СССР от 24 июня. В донесении упоминается "сражение под Радзишки". Без всякого сомнения, имелось в виду местечко Рудишкес (на картах того времени наименование данного населенного пункта – Рудзишки).

Много лет спустя до г. Алитус докатилась молва, что группа уцелевших танков 5-й танковой дивизии, обходя стороной г. Вильнюс, добрались до района Бенеконе – Вороново и там приняли участие в сражениях, где и были уничтожены. В услышанном рассказе упоминались только танки Т-34 и КВ.

Сколько танков у Канюкского моста через Неман под г. Алитус потеряла немецкая 7 тд? В известном немецком донесении (телеграмма штаба 3-й Танковой Группы в штаб Группы армий "Центр" от 23 июня - М.С.) потери обозначаются в количестве 11 танков, в т.ч. 4 тяжелых ("тяжелым танком" в вермахте назывался Pz-IV). На третий день войны по шоссе через Канюкский мост проследовало на восток подразделение военной разведки под командованием капитана Губера (Huber), в составе которой находился переводчик, бывший офицер литовской разведки капитан Бронюс Аушротас. Группа останавливалась на месте упоминаемого танкового боя. Аушротас в своих воспоминаниях пишет, что он насчитал около 12 подбитых немецких танков. Как видим, данные о немецких потерях из двух независимых друг от друга источников практически сходятся.**

* - В первой половине 40-ых гг. среди местного населения ходили рассказы о том, что Канюкский мост спас от разрушения молодой парень, участник антисоветского подполья. Якобы ему было поручено наблюдение за мостом на случай начала войны. После вывода советских танков на восточный берег Немана, он обнаружил проложенные в мелком кустарнике на скатах шоссе провода, ведущие к мосту (в те времена между рекой и шоссейной дорогой находились 3 усадьбы, так что ходить по этой местности было относительно безопасно). Во время налетов немецкой авиации на г. Алитус, когда стало ясно, что действительно началась война, он вырезал и оттащил в сторону несколько метров проводов.

** Встречающиеся в ряде публикаций сообщения о том, что 7 тд потеряла в бою у Алитуса "половину своих танков", противоречат фактам, документам и здравому смыслу. "Половина танков" 7 тд - это как минимум 500 танкистов (125*4); разумеется, в разбитом 45-мм или 76-мм снарядом и сгоревшем танке погибает не весь экипаж, кому-то удается выбраться из горящей "коробки", но 18 захороненных танкистов и 125 подбитых танков никак не согласуются.

Известно, что на 21 июЛя безвозвратные потери танков 7 тд составили 57 танков, на 6 сентября - 81 танк (11 Pz.II, 59 Pz.38 (t), 9 Pz.IV). Даже последняя цифра соответствует лишь 32% от первоначальной численности (без учета "командирских танков и танкеток Pz.I)

 

***

P.S.  В документах штаба 8-й авиадивизии обнаружился отчет командира 86-й авиабазы (именно она обслуживала аэродром в Алитус) подполковника Морозова (ЦАМО, ф. 200045, оп. 1, д. 3, л.л. 19-21). Этот документ добавляет несколько новых штрихов к картине "сражения, не знать о котором просто стыдно".

"…В промежуток времени примерно от 14 до 16 часов 22.6.41 с командного пункта наблюдали движение колонны танков в направлении на Алитус. Приняв колонну танков противника за свои танки продолжали занимать оборону аэродрома.

Мост через реку Неман не был взорван и танки противника, пройдя без препятственно через мост, вошли в городок мотополка, в тыл левого фланга авиабазы и аэродрома. Связи с частями не было. В 3-30 (так в тексте, очевидно, имеется в виду 15-30, т.е. "полчетвертого вечера" - М.С.) 22 июня, получив донесение от бойцов строительного батальона № 181, убегавших от пулеметного огня, а также и от сержанта базы Белоусова, что танки противника появились в городке мотострелкового полка [5-й танковой дивизии], немедленно приступили к эвакуации автотранспорта, боеприпасов и секретной документации. Машина ГАЗ-АА, на которой были отправлены раненые в медсанбат 5 тд, пропала без вести. Машина ГАЗ-АА в момент выхода из окружения на перекрестке дорог Алитус-Каунас подожжена огнем танка противника. На этой машине взорвались и сгорели патронов разных систем 59.280 штук. В Каунас база сосредоточилась в 19-00 22.6.41...

        Личного состава налицо по состоянию на 28.6.41 г.

- среднего начсостава 15, пропали без вести 19

- младшего начсостава 13, пропали без вести 13

- рядового состава 38, пропали без вести 210

        Убитых - 1, ранено - 3"

Версия для печати


Рейтинг: 4.90 (проголосовавших: 10)
Просмотров: 27410

Добавить в закладки | Код для блога
Предварительный просмотр:
Сайт Марка Солонина
С. Егелявичюс и М. Солонин - "Алитус. 22 июня. Сражение, которого не было"
В феврале 2010 г., во время презентации литовского издания "Анатомии катастрофы", я имел честь познакомиться с доктором истории, доцентом Вильнюсского университета Сигитасом Егелявичюсом. Оказалось, что господин Егилявичюс давно занимается историей 5-й танковой дивизии; более того - малым ребенком он был свидетелем (к счастью - достаточно далеким) боя у Канюкского моста через Неман и лично лазил в люки брошенных советских танков...

Уважаемые пользователи! Если в ходе ознакомления с данным материалом у вас появилось желание задать вопрос лично Марку Солонину, предлагаем воспользоваться страницей обратной связи.

Copyright Mark Solonin
Создано brandangels.ru
Использование материалов сайта разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий — гиперссылки) на solonin.org
Отправить сообщение Марку Солонину