01.11.11

Илья Домбровский, Рецензия на книгу Тимоти В. Райбака "Личная библиотека Гитлера"

Скажи, что ты читаешь, и я скажу, кто ты. Можно составить верное понятие об уме и характере человека, осмотрев его библиотеку.

Л. Блан

 

К тому моменту, как у меня в руках оказалась книга «Личная библиотека Гитлера», я уже прочитал достаточно много литературы по истории Третьего Рейха, в том числе и несколько биографий Гитлера. Не относя себя к изощрённым «гитлероведам», наизусть помнящим день и час, когда юный Адольф в первые поцеловал девушку, я, тем не менее, считал, что знал о его жизни много. Однако, несмотря на количество прочитанного, мне всегда не хватало понимания его как личности. Ход его мыслей оставался абсолютно неуловимым.  И это не только моё мнение. По словам британского историка Иана Кершо Гитлер, как историческая личность, является одним из наиболее непонятных и непроницаемых для исследователей феноменов. Поэтому, когда я увидел книгу Райбака в магазине, меня сразу же заинтриговал подзаголовок: «Книги, сформировавшие его жизнь». Идея о том, что именно книги большей частью формируют взгляды людей меня посещала и ранее, а здесь мне за 13,50 евро предоставлялась возможность узнать про литературу, которая сформировала мысли и идеи человека, являющегося главным злодеем всех времён и народов. Да и вообще я тут же понял, что никогда не задумывался откуда взялся национал-социализм как идеология. Ещё как-то со школы осталось впечатление, что фашисты, с Гитлером во главе, откуда-то сами выдумали теорию про сверхчеловеков и высшую расу и тут же начали истреблять недочеловеков, особенно евреев. Ходили какие-то смутные слухи про то, что это взялось то ли из Шопенгауэра и Ницше, то ли вообще Вагнер своими контрапунктами навеял. В общем, всё почему-то подразумевалось само-собой, и вопрос, откуда же взялось такое злобное и кровожадное учение, как-то не задавался. Не то, что у нас - Адам Смит, Гегель, Маркс, Энгельс, Ленин, (Сталин), (Хрущёв), Брежнев. Все ходы записаны.

 

В своей книге Райбак дал ответ как раз на этот вопрос и даже позволил нам слегка заглянуть во внутренний мир вождя Третьего Рейха. Но всё по-порядку.

 

 

Библиофил

 

Гитлер запомнился всем больше как сжигатель, а как не читатель книг. В реальной жизни, однако, по многочисленным свидетельствам очевидцев, Гитлер был заядлым библиофилом. На момент его смерти в возрасте 56 лет его библиотека насчитывала около 16 тысяч томов, среди которых первые издания великих трудов философов, историков, поэтов и писателей. Гитлер утверждал, что он прочитывает одну, а то и больше книг за ночь. «Если кто-то даёт, то он должен и брать. Я беру то, что мне надо, из книг», - однажды сказал он. Известно, что он читал много и при этом обладал феноменальной памятью, прекрасно оперировал фактами и цифрами из давно прочитанных источников. .  Однажды вечером, прослушав застольную Гитлеровскую лекцию о сравнительных достоинствах произведений Шиллера и Гёте, Геббельс написал в своём дневнике: «Этот человек – гений!».

 

Гитлер считал «Дон Кихота», «Робинзона Крузо», «Хижину дяди Тома» и «Путешествия Гулливера» величайшими произведениями мировой литературы. Также он владел полным собранием сочинений Шекспира, считая его превосходящим Шиллера или Гёте во всех отношениях. (Как видим, литературным «ура-патриотом» Гитлер не был). Он часто цитировал из Шекспира, предпочитая «Юлия Цезаря» всем остальным пьесам великого британца.  Он любил Карла Мея, автора приключенческих романов, в том числе о Виннету, вожде индейцев, чьи подвиги впоследствии увековечила ГДРовская студия ДЕФА. Он цитировал из священного писания и обладал прекрасным изданием «Слова Господня». Однако там же на его полках (Гитлер всегда расставлял книги по полкам сам) стояли печально известный трактат Генри Форда «Международное Еврейство», «Германские эссе» Пола Лагарда, содержащие призывы к очищению Европы от евреев, а также выпущенная в 1931 г. инструкция по применению отравляющих веществ, включающая в себя главу, детально описывающую эффекты применения удушающего газа под название Циклон Б.

 

 

Aрхитектор в окопах

 

Своё описание библиотеки Гитлера Райбак начинает с обнаруженного им хорошо сохранившегося архитектурного путеводителя по Берлину, написанного известным тогда искусствоведом и критиком Максом Озборном. Гитлер приобрёл это красочно оформленное издание в 1915 году, воюя на Западном фронте.

 

Интересным здесь мне показался тот факт, что молодой человек, находясь в действующих войсках, тратит деньги на книгу, да ещё и об архитектуре, а не на открытки с дамами в интересных позах или на самих дам.

 

На самих дам Гитлер, похоже, не тратил денег и будучи в Берлине в отпуске с фронта. Свои два отпуска он провёл, осматривая музеи и изучая архитектуру города. Путеводитель при этом ему, видимо, весьма пригодился. Макс Осборн, известный искусствовед, в своей книге пространно критиковал Берлинский «новострой» девятнадцатого века и призывал вернуть Берлину первоначальные прусско-спартанские дух и чистоту. Мог ли подумать молодой ефрейтор Адольф Гитлер, что в не таком уже далёком будущем он будет тем, кто попытается воплотить в жизнь мечты Макса Осборна? Макс Осборн был евреем, и, как следствие, его книги, несмотря на наличие таковых в библиотеке самого Фюрера, запретили в 1933 году. Осборн, слава богу, выжил, бежав в США. На месте дело его продолжил сам Фюрер. Архитектура была его страстью и по многочисленным свидетельствам Гитлер продолжал заниматься уже бесполезными архитектурными проектами по приданию Берлину нового имперского облика вплоть до самых последних месяцев существования Третьего Рейха.

 

 

Пер Гюнт

 

Среди книг из библиотеки Гитлера, доживших до наших дней, Райбак обнаружил и полуразвалившийся экземпляр с надписью посвящением «моему дорогому другу» (S.L. Freund). Не так много людей могли называть Гитлера другом, а уж тем более «дорогим». Одним из немногих, считавших это возможным, был Дитрих Эккарт, талантливый писатель, издатель, законченный алкоголик, морфинист и яростный антисемит. Он купил Гитлеру первое пальто, он первым прокатил его на самолёте, он впервые привёл его на спектакль в Берлинском театре и он представлял его в кругу своих влиятельных знакомых фразой: «Этот человек есть будущее Германии. Когда-нибудь о нём будет говорить весь мир». На дворе был 1921 год и Эккарт вручил свою книгу, сценическую адаптацию «Пер Гюнта» тридцатидвухлетнему Адольфу. Почему Райбак остановился именно на этой книге? Не только потому, что Эккарт катал Гитлера на самолёте, и покупал ему модную одежду. По личному признанию Гитлера, Эккарт оказал огромное влияние на его эмоциональное и интеллектуальное взросление. Именно под его влиянием, в том числе и как издателя антисемитской литературы, Гитлер начал по-настоящему ненавидеть евреев. Впоследствии Гитлер называл Эккарта «полярной звездой» национал-социализма.

 

А познакомил их не кто иной, как Антон Дрекслер, основатель Национал-социалистической рабочей партии Германии и автор брошюры «Моё политическое пробуждение. Из дневника немецкого рабочего-социалиста». Прочитав эту брошюру в 1919 году, Гитлер, по собственному признанию, обнаружил в ней много идей, созвучных его собственным ещё не до конца оформившимся мыслям о вредном влиянии евреев на все стороны жизни Германии. Через несколько дней после знакомства с этой брошюрой Дрекслер пригласил Гитлера стать членом партии, на одном из собраний которой он позже и познакомит его с Эккартом.

 

По собственному признанию Гитлера, до встречи с Эккартом антисемитизм не играл важной роли в его жизни. В школьные годы антисемитские высказывания, слышимые им время от времени, приводили его в ужас и внушали отвращение. Впоследствии в Вене, где Гитлер впервые столкнулся с «еврейским вопросом», он разрывался между врождённой терпимостью и впервые посетившим его чувством неприязни к евреям. Именно тогда, кстати, он купил первые антиеврейские памфлеты, однако они не произвели на него впечатления. Они показались ему «антинаучными».

 

Лишь под воздействием «научных» идей и «серьёзной» литературы, поставляемых Эккартом, гитлеровский антисемитизм приобрёл «интеллектуальную» основу. Дабы укрепить веру своего ученика, Эккарт даже писал книгу под названием «Беседы». Она осталась неоконченной, т.к. Эккарт покинул сей мир раньше, чем смог порадоваться «успехам» своего ученика (Эккарт умер в 1923 году). В этой книге в форме диалога между учителем и учеником, наподобие Сократовких бесед, излагались многочисленные обвинения в адрес еврейства. Еврейство даже обвинялось во всех грехах католической церкви. Так, продажа индульгенций называлась «сугубо еврейской практикой», евреи обвинялись в организации крестовых походов, стоивших Германии шести миллионов жизней и так далее. И всё непременно заканчивалось призывами очистить Германию не только от синагог и еврейских школ, но и от самого «еврейского духа».

 

Однако, вернёмся к «Пер Гюнту». Ведь именно на этой пьесе Эккарта из коллекции Гитлера остановил своё внимание Райбак. Как ни удивительно, даже, а, может быть, не «даже», а «именно» эта книга была подарена Эккартом Гитлеру с сугубо воспитательной целью. У Эккарта к тому моменту было опубликовано больше двадцати пьес, романов, поэм, эссе и так далее. Выбор был большой. Даже очень тогда известный «Лорензаччо» , в котором, кстати, именно Эккарт ввёл в оборот термин «фюрер», он подписал и подарил не Гитлеру, а его младшей сестре Пауле. В чём же секрет «Пер Гюнта»?

 

Эккарт впервые прочитал «Пер Гюнта» в 1911 году, в возрасте 44 лет. На тот момент он был писателем-неудачником без гроша в кармане, ночевавшим на скамейках в берлинских парках. Смерть отца, наследство и внезапный литературный успех круто изменили судьбу Эккарта. Буквально за год он стал известным и обеспеченным. Ему казалось, что судьба героя Ибсена - Пер Гюнта чем-то напоминает его собственную. Ему казалось, что события из жизни Пер Гюнта: потерянный палец, сумасшествие (Эккарт попадал в психбольницу из-за морфия) и многое другое,– напоминают его собственную, странную, полную взлётов и падений жизнь. Даже тот факт, что Ибсен задумал «Пер Гюнта» в 1867 году, в год, когда родители зачали самого Эккарта, казался ему преисполненным мистического смысла. То есть эта книга была для Эккарта больше, чем книгой, и факт её дарения Гитлеру был жестом, можно сказать, интимным.

 

В произведении Ибсена описан молодой человек, покидающий свой дом ради того, чтобы стать «королём мира». По пути он предаёт, разрушает, убивает, соблазняет, лжёт и мошенничает, только с тем, чтобы в результате вернуться домой в старости ни с чем, разбитым и потерянным. Лишь Сольвейг (в переводе «путь души») остаётся ему верной, прощает его, и в её руках он, наконец, находит покой и пристанище. В своей интерпретации Эккарт сделал особый акцент на последней сцене, сцене прощения, где с Пер Гюнта как бы смываются все грехи и он снова предстаёт перед зрителями молодым душой и телом. Тем самым Эккарт как бы подчёркивал то, что какие бы мы не совершали проступки на пути к владению миром, в конце пьесы героя всегда ждёт неизбежное прощение и очищение. Гитлер был на спектакле вместе с Эккартом и постоянно в течение всей оставшейся жизни, вспоминал об этой постановке.

 

«Пер Гюнт» был подписан и подарен Эккартом Гитлеру 22 октября 1921 года. Именно в этот день Гитлер выпустил меморандум, в котором, он окончательно провозглашался единоличным лидером партии, где предписывалось создать «секретную службу», предшественницу гестапо, а также основание партийного архива с тем, чтобы увековечить историю нацистского движения.

 

По странному, или для кого-то закономерному, совпадению, Гитлер закончил свой собственный поход по трупам к владению миром всего через двадцать лет. Сломленный духом и телом он ушёл в мир иной в компании своей собственной Сольвейг,  Евы Браун.

 

 

Его Борьба

 

Среди уцелевших книг из личной библиотеки Фюрера заметное место занимают различные издания его легендарной «Майн Kампф». В этой книге изложены взгляды ещё относительно молодого, но уже радикально настроенного будущего рейхканцлера. Райбак в своей книге попытался разобраться в том, из каких источников, имеющихся в его библиотеке, Гитлер черпал вдохновение при написании «Майн Kампф».

 

Как известно, после мюнхенского путча Гитлер был заключён в Ландсбергскую тюрьму. Сам он описывал это время как «высшее образование за государственный счёт». Там же он начал писать первый том «Майн Kампф», задуманного сначала как брошюра о «сведении счетов» с политическими противниками. Впоследствии брошюра преобразилась в толстую брошюру под рабочим названием «Четыре с половиной года борьбы с ложью, глупостью и трусостью». Толстая брошюра, в конце концов, разрослась до размеров толстой книги, в которой будущий Фюрер рассказал свою биографию, а также изложил взгляды на буржуазию, еврейство, марксизм, германскую революцию, большевизм и национал-социалистическое движение.

 

Отто Штрассер, один из ранних соратников Гитлера, считал, что изначально первоисточником многих идей были книги известных антисемитов Хьюстона Стюарта Чемберлена и Пола Лагарда. Не факт, что Гитлер их все читал. Большинство идей он, скорее всего, подчерпнул из разговоров с Эккартом. Однако известны книги, которые Гитлер точно имел в своей библиотеке и наверняка к тому моменту прочитал. Например в «Майн Кампф» сильно заметен интеллектуальный след книги «Расовая типология германских народов» Ханса Ф.К. Гюнтера, рьяного проповедника расовой чистоты. Эта книга была издана в 1923 г. и была подарена Гитлеру её издателем - Фридрихом Леманом. Уже упоминавшееся «Международное еврейство» Генри Форда послужило другим вдохновителем гитлеровского опуса. Сама копия немецкого перевода «Международного еврейства» в остатках библиотеки не сохранилась, однако достоверно известно, что Гитлер обладал заветным двухтомником и неоднократно на него ссылался, называя Форда своим вдохновителем. Одно время у него на стене даже висел портрет Форда.

 

Хвастаясь своим образованием в тюрьме за государственный счёт, Гитлер, тем самым, обнаружил непонимание важности настоящего, серьёзного образования. Недостатки образования будущего вождя  отразились не только в псевдо- или даже низко-интеллектуальном содержании написанной им книги, но и в многочисленных лексических, пунктуационных и грамматических ошибках. Гитлеру было уже 35, а он всё ещё писал es gibt вместо es giebt  (аналог английского there is), то бишь не знал, как пишется одно из наиболее часто встречающихся слов в родном немецком языке. Таким образом, прежде, чем выйти в свет, рукопись Гитлера претерпела множество правок как содержательного, так и грамматического характера, сделанных соратниками «узника совести». Наиболее заметной, наверное, будет поправка, которую сделал Макс Аманн, издатель книги – он предложил изменить первоначальное название книги («Четыре с половиной года борьбы с ложью, глупостью и трусостью»), на всем известное «Mein Kampf» («Моя Борьба»).

 

Рецензии на изданную книгу были уничижительными. Эпитеты, начиная от «политического самоубийства» и заканчивая сомнениями в психической нормальности автора не являлись при этом редкостью. Даже в правых кругах книга не была встречена с восторгом. Альфред Розенберг, будущий главный идеолог НСДАП, даже обыграл название книги в своей рецензии, назвав её «Zein Krampf» - («Его Судорога»). В партийных кругах ходили шутки, что тот, кто первый прочитает книгу от корки до корки, получит вечер бесплатного пива.

 

Несмотря на такую, более чем прохладную, встречу, Гитлер тут же начал раздаривать подписанные экземпляры книги направо и налево. К моменту публикации первого тома, он уже вовсю работал над вторым, который появился в 1926 году и содержал, в основном, политические рассуждения, в том числе о «жизненном пространстве» и «вреде еврейства». Если первый том был встречен критикой, то второй был просто проигнорирован и критикой и публикой. За первый год было продано всего 700 экземпляров.

 

Не всем известен факт, что на этом Гитлер-писатель не остановился. После выхода первых двух книг он планировал написать и издать ещё одну книгу, посвящённую, в числе прочих, его фронтовым воспоминаниям. Эта книга должна была быть нацелена на широкую публику и в ней Гитлер, по собственному признанию, мечтал реализовать свои амбиции стать настоящим писателем. Гитлеру очень нравились книги Эрнста Юнглера, описывающие войну в героических красках. Даже заголовки типа «В стальных грозах» или «Огонь и кровь» очень импонировали Гитлеру, всегда, насколько известно, склонному к героизации войны. В гитлеровской копии «Огня и крови» есть даже карандашные пометки, сделанные рукой будущего вождя. Гитлер, как и Юнглер, считал кровопролитие чем-то облагораживающим и возвышающим. В Юнглеровских абзацах, описывающих, как сердца и души становятся тверже, а человеческий дух превращается в сталь, он слышал отголоски своих собственных идей о войне. Единственное место, где он поставил знак вопроса, был абзац, в котором Юнглер утверждал, что на поле боя сходятся прежде всего индустрии противостоящих государств. Победит, считал Юнглер, в конце концов, та сторона, которая знает, как произвести больше, дешевле, качественнее. Гитлер, напротив, считал, что победит прежде всего сильный духом. Поставленный Гитлером напротив этого абзаца знак вопроса можно, наверное, считать одним из самых ранних роковых предзнаменований тех решений, которые приведут Гитлера и Германию к разгрому.

 

Tретий том Гитлеровской эпопеи так и не был издан. Время Гитлера всё больше занимала собственно политика, и, скорее всего, коммерческие перспективы издания были настолько неясными, что Макс Аманн вряд ли горел желанием инвестировать в ещё одну непродаваемую книгу.

 

На этом потуги Гитлера на писательской стезе закончились. Сам он в беседах со своим адвокатом и будущим гяуляйтером Хансом Франком признавался, что не может сосредоточиться, при написании книг. Завидуя писательским способностям Муссолини, Гитлер говорил «Ich bin kein Schriftsteller» («Я не писатель»). При этом Гитлер сильно не расстраивался, считая себя человеком дела, а не слова. Он даже как-то сказал, что если бы он в 1924 году знал, что станет рейхканцлером, он никогда бы не стал писать «Майн Кампф».

 

Но книга – не воробей…

 

Конец великой расы

 

Из всех книг, оставшихся от библиотеки Гитлера, книга Мэдисона Гранта «Конец великой расы», переведённая на немецкий в 1925 году, оказала, наверное, наиболее сильное влияние на образ мыслей Фюрера. Мэдисон Грант - американский адвокат, историк, антрополог и евгеник в своей книге пытался доказать, что нордическая раса, выйдя из Скандинавии, завоевала практически всю Евразию несколько тысяч лет назад, благодаря своему громадному интеллектуальному и физическому превосходству. За прошедшие тысячелетия превосходство «великой расы», однако, постепенно растворилось, она была генетически ослаблена и частично поглощена низшими расами. Грант призывал остановить процесс исчезновения чистой нордической расы пока поглощение не стало окончательным. Ссылаясь на законы природы, он считал необходимым отбросить сантименты и блюсти расовую чистоту путём умерщвления неполноценных младенцев, а также путём стерилизации взрослых, не представляющих ценности для общества. В своей книге Грант скомбинировал расовые теории с тогда еще только зарождающейся евгеникой, добавив демографию и историю, тем самым создав уникальную, но абсолютно безграмотную теорию расового развития. Передергивая исторические факты, обобщая, где надо и где не надо, пользуясь непроверенными и псевдонаучными данными, Мэдисон Грант написал книгу, наукообразие которой заметно привлекло внимание Гитлера.

 

После прочтения этой книги расизм Гитлера оформился окончательно. Книги Чемберлена, Форда и Гюнтера были, по его словам, лишь кусочками мозаики, в то время, как книга Мэдисон Гранта стала апофеозом его интеллектуальных поисков и основой расистской идеологии будущего вождя, а с ним и всей нацистской Германии. После прочтения этой книги Гитлер смотрел на историю человечества как на постоянную битву рас. Он поверил, что динамика человеческой популяции представляет из себя силу, намного большую, чем любой, даже самый знаменитый политик, грамотное правительство или даже самый мощный военный альянс.

 

Так почему же книга «Конец великой расы» перепахала Гитлера так же основательно, как, наверное, «Что делать?» Чернышевского перепахала Ленина?

 

Основной темой книги Гранта является призыв к американцам перекрыть поток иммигрантов, который разрушал «нордические» основы, на которых Америка создавалась. Грант считал, что система ценностей, заложенная ещё отцами-основателями, подвергается необратимой эрозии. Он писал, что отцы основатели, считая всех людей равными, тем не менее, сами имели рабов. Это означало, что они считали себя равными только всем англичанам, живущим по ту сторону океана, а вовсе не всем людям вообще. Грант считал, что Америка была создана и «поднялась с колен» именно благодаря нордической расе, а последующие иммигранты из средиземноморья, Ирландии и восточной Европы, настолько же чужды понятиям о равенстве отцов-основателей, насколько были им чужды чёрные рабы. Грант писал: «Взгляды, что негритянский раб является несчастным племянником белого человека, только загоревшим под тропическим солнцем и лишённым благословений христианства и цивилизации, сыграли видную роль в сентиментальностях гражданской войны. Потом нам потребовалось 50 лет, чтобы понять, что умение говорить по-английски, носить хорошую одежду и посещать школу не делает из негра белого». Там же Грант предупреждал, что с такой же осторожностью нужно относиться к польским евреям, чья «карликовая фигура, особый менталитет и беспощадное сосредоточение на собственных интересах являются неотделимыми особенностями нации».

 

Из этой же книги Гитлер вынес и легендарное высказывание о «высоких, голубоглазых, белокурых» нордических людях. (Тут же вспоминается пропагандистская карикатура военных лет, где «высокость, голубоглазость и белокурость» сравнивали с внешностью Гитлера, Геринга и Геббельса, не в пользу последних, естественно). Эти голубоглазые норманны, якобы, в доисторические времена вышли из Скандинавии и распространили своё влияние практически на весь мир, вплоть до Китая. Грант утверждает, что достижения античных греков и римлян, персов и индусов объясняются исключительно тем, что правящие классы в этих странах состояли исключительно из представителей нордической расы. Здесь он вспоминает голубоглазого Дария и зеленоглазых Усуни. Последующие падения великих империй Грант объясняет тем, что нордическая раса со временем растворяется в местной, низшей расе. Он грустит об упадке Священной Римской империи германской нации в результате тридцатилетней войны 1618-1648 годов, в результате которой две трети коренного населения Германии были уничтожены и заменены «низшими» расами с юга и востока. Это привело к тому, пишет Грант, что из 70 млн. населения Германской империи только 9 млн. являются чистыми тевтонцами, если судить по цвету, фигуре и строению черепа. Грант, к тому же, писал свою книгу во время Первой Мировой войны и очень сожалел о том, что по обе стороне фронта гибло огромное количество представителей нордической расы. Он даже называл Первую Мировую войну «гражданской», т.е. войной между представителями одной расы (Гитлер с сожалением говорил о том же, когда Великобритания вступила в войну).

 

В этой книге Гитлер встретил расизм, который был ему уже знаком. О нём он говорил ещё в мюнхенских пивных. Только здесь этот расизм был изложен выпускником Йельского университета, человеком с дипломом юриста из Колумбийского университета, да ещё и одновременно высокопоставленным чиновником, отвечающим за определение квот иммиграции в правительстве США. А Гитлер, как мы уже знаем, любил «научность».

 

Мэдисон Грант писал свою книгу для американцев, и она имела заметное влияние на иммиграционную политику США в 20-е годы. Гитлер цитировал книгу постоянно в своих речах в 20-е и 30-е годы. Правда, вместо «нордический» он часто использовал термин «арийский», акцентируя его мифологический подтекст. Он даже одно время объявлял Америку «краеугольным камнем белой расы», а саму книгу Гранта нарёк «Библией».

 

 

Лени Рифеншталь и подзабытый философ

 

Гитлер любили философов. Однако, несмотря на частые упоминания и использование того же Ницше в нацистской риторике (вспомним о «расе господ» и «воле к власти»),  достоверных свидетельств знакомства главного представителя «расы господ» с серьёзной философией не имеется. Гитлер иногда утверждал, что во время первой мировой он носил с собой в окопах «Мир как воля и представление» Шопенгауэра. Утверждение сомнительное, учитывая объём произведения, а также тот факт, что Гитлер даже не знал, как правильно писать его имя. В записках, подготовленных для речи 1921 г. он написал «Шоппенгауэр». Имя Шопенгауэра часто использовалось Гитлером в речах, скорее в виде слогана, однако в глубоком познании его трудов Фюрер никем замечен не был. Видимо, чтобы компенсировать этот недостаток, Гитлер поместил бюст философа у себя на столе в рабочем кабинете Бергхофа.

 

Знакомство с Ницше у Гитлера также было весьма своеобразным. Известно, что он посещал архив Ницше в Веймаре, где его приняла сестра Ницше, злостная антисемитка. Там он сфотографировался с бюстом философа и получил в подарок трость покойного гения. Гитлер имел в библиотеке полное собрание сочинений Ницше, однако, как и Шопенгауэру, Ницше, похоже, была отведена роль почётного автора цитат.

 

Сам Гитлер, однако, часто утверждал, что читает великих постоянно. Во время одной из встреч с Рифеншталь Гитлер рассказал ей, что читает одну или две книги за ночь и что из этих книг он черпает свои знания. По словам Рифеншталь, на её вопрос, что он любит читать, Гитлер ответил: «Шопенгауэра…». При этом он заметил, что считает Ницше скорее писателем, чем философом, обладающим лучшим письменным немецким на земле, но не дающим ясных руководств к действию.

 

На самом же деле не Шопенгауэр и Ницше, а Йоган Готтлиб Фихте из всех философов больше всех подходил Гитлеру и всему национал-социалистическому движению по духу. Фихте обладал бойцовским духом, призывал к восстанию в 1808 году, в тот момент, когда французы оккупировали Берлин. Как и Гитлер, он в своё время призывал к тому, чтобы «сбросить политическую элиту». Фихте так же, как и национал-социалисты, выступал за объединённую Германию. Но самое главное то, что Фихте был первым, кто провозгласил исключительность немцев, как нации. Он считал, что германцы занимают уникальную позицию среди народов, населяющих Европу. Немецкий язык происходил не из латыни, а из древнего тевтонского языка. Немцы, согласно Фихте, мыслили отлично от остальных европейцев и, если очистить немецкий от примесей французского, то на нём можно будет выражать чисто «германские понятия». Гитлер, кстати, таким понятием считал слово «фюрер», однажды заметив, что ни в каком другом языке не было такого прекрасного выражения идеи лидера нации. «Только немцы могут сказать «мой фюрер», – часто замечал он с удовлетворением.

 

Можно с уверенностью сказать, что из всех философских звёзд на нацистском небосводе именно ныне почти забытый Фихте был тем, кто предоставил философский базис для дикой смеси тевтонской исключительности и кровавого национализма, исповедуемых фашистами. Ницше и Шопенгауэр использовались нацистами отрывочно лишь в тех местах, где их красноречивые фразы могли послужить удобными «интеллектуальными» лозунгами.

 

Интересен тот факт, что первое полное издание Фихте Гитлеру подарила именно Лени Рифеншталь.

 

 

Издатель – «патриот»

 

Мне показался интересным тот факт, что практически все «вредные» книги, послужившие делу нацистов, издавались в одном месте – мюнхенском издательстве J.F. Lehman Verlag. Владельцем этого предприятия был Юлиус Фридрих Леман, один из первых деятелей, оказавших поддержку НСДАП. Книги издательства Лемана составляют ядро библиотеки Гитлера в том, что касается расистской, национально-шовинистической и нацистско-медицинской литературы. Многие из этих книг были подарены Гитлеру лично Леманом. Подписывая такого рода книги, Леман часто называл их «кирпичиками» в здание национал-социалистического движения. Леман, по образованию врач, кроме всего прочего, был ещё и тем человеком, который единолично развил и популяризовал биологический расизм и расизм как науку вообще в Германии. Он издавал книги о превентивной стерилизации и прочих методах очистки расы, ныне ассоциируемые с нацистским рейхом. Кстати, о «рейхе»: среди прочих Леман подарил Гитлеру книгу Артура Mёллера ван ден Брука «Третий Рейх». Именно у Ван ден Брука нацисты позаимствовали название своей «империи».

 

Одной из самых заметных книг, подаренных Леманом «пророку германской нации», были националистические и антисемитские «Германские Эссе» Поля Лагарда, написанные в конце 19 века и переизданные Леманом в 1934 году. Мы уже упоминали о том, что Лагард внёс заметный вклад в формирование мировоззрения Гитлера. Книга, заметно потрёпанная, содержит множество пометок и подчёркиваний, сделанных рукой Гитлера. В 1934 году Гитлер только приступил к строительству германского государства на базе национал-социализма и его очертания должны были ещё во многом оформиться. Поэтому примечательно, что Гитлер выделил абзац, в котором Лагард пишет: «Вся власть в Германии будет выражаться через деятельность государства, и государство, которое должно быть лишь слугой нации, станет хозяином каждого из членов этой нации». Гитлеру также явно понравились страницы, где Лагард, как и Фихте утверждает, что евреи, насчитывающие в Германии 2 миллиона жителей, никогда не ассимилируются. Лагард считал, что немцы неспособны конкурировать с евреями, и призывает выселить последних в Палестину. «Я знаю немцев», - пишет Лагард, - «поэтому я не могу желать, чтобы евреи жили с ними вместе». Гитлер подчеркнул и тот пассаж, в котором Лагард жалуется на то, что евреи, носящие немецкие имена, тем не менее, строят свои синагоги в азиатском стиле, дабы подчеркнуть свою «иностранность» и особенность. Гитлер жирно подчеркнул фразу: «Евреи останутся евреями и, в конце концов, немецкому народу придётся решать «еврейский вопрос». Слова о том, что евреи есть «чума», которая должна быть истреблена как можно быстрее, также не оставили Гитлера равнодушными, судя по многочисленным карандашным пометкам.

 

В ближайшие годы все эти карандашные восклицательные знаки, подчёркивания и пометки преобразились в государственную политику, а эта политика, в свою очередь, повлекла за собой жертвы, варварство и разрушения, каковых мир доселе не видел.

 

Космический гений

 

Гитлер несколько раз говорил, что религиозное воспитание оказало на него большое влияние. В черновиках «Майн кампфа» сохранилось предложение, в котором Гитлер заявлял, что стать священнослужителем было его величайшей амбицией (это нам кого-то напоминает, не правда ли?). В окончательной версии «нацистской библии» это заявление значительно смягчено. Ещё в детстве, по воспоминаниям родственников, маленький Адольф играл в католического священника, укутавшись в скатерть, которая должна была играть роль мантии. Со временем, однако, Гитлера начали посещать сомнения. Под влиянием Дитриха Эккарта эти сомнения превратились в отторжение. Годами позже Гитлер заявит, что «худшим, что случилось с человечеством является христианство. Большевизм является незаконнорожденным сыном Христианства, и оба они есть щупальцы еврейства».

 

Как видим, с годами вера Фюрера ослабла, однако в полного материалиста он так и не превратился. По свидетельству его секретарши Траудл Юнге, он верил в глубинную силу, в нечто движущее мир, в какой-то более глубокий разум. (В общем, как и многие нынче: «В бога не верю, но что-то там есть….»). Судя по всему, религиозную веру в Гитлере со временем сменил спиритуализм и оккультизм. В его библиотеке было множество книг на оккультные темы, некоторые из них с замечательными заголовками типа: «Мёртвые Живы!». В этих книгах, как и во многих других, интересны подчеркивания, сделанные рукой Фюрера. Так в сборнике эссе Карла Людвига Шлейха и в «Инструкции по оккультизму» Эрнста Шретеля Гитлер подчеркивал абзацы следующего содержания: «наше тело представляет из себя коллекцию потенциальных и кинетических энергий мира, простирающихся на другие уровни через животные и растения к самому началу вещей. В нашем теле сосредоточена вся история мира, начиная с рождения первой звезды. Через наше тело текут энергии вселенной, из бесконечности в бесконечность. И это крутит мельницы нашего существования». Занимательно то, что, рассуждая на тему самоубийства в 1941 году, Гитлер повторил эту мысль: «Даже если человек берёт свою собственную жизнь, он просто возвращается в природу, как в субстанции, так и в духе и душе. Бесконечность является фундаментом природы. Дух и душа абсолютно точно возвращаются в коллективный резервуар, как и тело». В своей книге Шретель также подвергал современного европейского человека сокрушающей критике из-за всеохватывающего рационализма последнего. По мнению Шретеля, европейцы, так славящиеся своим умением мыслить рационально и видеть вещи такими, какие они есть, как раз видят вещи совсем не такими, какими они есть, они видят лишь пустые формы, а настоящее лежит там, дальше (этот пассаж Гитлер выделил двумя жирными чертами). Шретель утверждал, что настоящий гений должен принять «эктропический» взгляд на окружающий мир. В «эктропическом» мире нет ничего реального или нереального, не может быть правды или неправды, не бывает добра и зла.

 

Гитлеру также, судя по всему, очень нравились рассуждения Шлейха на тему сущности гения. Гитлер подчеркнул строчки, где Шлейх уверял, что гений непонятен обычному человеку, гений ­‑– это материализация святого и принадлежит он всему человечеству. Великие цивилизации были бы невозможны без лидера, не стеснённого обычным взглядом на мир, лидера, способного увидеть то, что не видят другие, увидеть новый мир и добиться превращения этого мира в реальность путём силы своей личности.

 

Однако, наверное, самой заметной книгой, придавшей «научную» форму мистицизму Гитлера был трактат Максимилиана Риделя «Закон Мира». Ридель утверждал, что человек путём тренировок, способен проникнуть в миры, описанные Шлейхом и Шретелем, и черпать знания и силы из глубинного резервуара знаний, находящегося в основании всего, что происходит в природе. Он описал систему взаимодействия этих миров с видимым миром, а также отношения людей друг с другом и с Вселенной. Гитлеру особенно понравились главы, где Ридель, как и Шретель, утверждал, что рациональное мышление человека ограничено, однако у него есть скрытые возможности общаться со вселенной, чувствовать свою «предопределённую судьбу» и, тем самым, направлять течение событий. Ридель считал, что каждый, особенно политический, гений обладает возможностью видеть дальше реальности и рационализма, впитывать в себя эти, как он их называл, «эктропические» силы и прокладывать путь остальным благодаря своей интуиции, которая делает из них провидцев.

 

Насколько известно, подчёркиваний, сделанных рукой Фюрера, в томах Ницше или Шопенгауэра найдено не было. Однако, как видим, бульварно-эзотерическая литература пришлась «спасителю германской нации» очень даже по вкусу. Гитлер явно не был «новым человеком» Ницше или «гением воли» Шопенгауэра. Он был «эктропическим человеком» Шретеля и Риделя, в связи с этим свободным от соображений морали и, по всей видимости, не мучимый угрызениями совести. В «космосе» совести не бывает и Гитлер, судя по всему, руководствовался именно «эктропическими» взглядами, посылая миллионы невинных в газовые камеры.

 

Мы также помним, насколько Гитлер любил полагаться на свою интуицию, в том числе и в делах военных. Первоначальный ход событий Второй Мировой войны, наверное, подтвердил его уверенность в принадлежности к касте «эктропических» избранных, могущих общаться с космосом.

 

Интересно, что он об этом всём думал весной 1945 г.? Обиделся ли он на космос?

 

 

Полководческое чтиво

 

Гитлер любил книги о войне. В его библиотеке насчитывалось около 7000 томов на темы, связанные с военным искусством, военной техникой и всем остальным, имеющим отношение к военному делу, начиная с биографии Карла Великого и заканчивая руководством по применению танков (кстати, зачитанной до дыр). Гитлер также обожал ежегодные альманахи по военной технике. Он мог часами цитировать по памяти данные о ТТХ танков и самолётов. По свидетельству его пресс-секретаря, Отто Дитриха, Гитлер знал все военные корабли в мире и мог воспроизвести год постройки, скорость, вооружение и прочие факты, которые были опубликованы о любом из них. Обожал Гитлер и биографии великих полководцев. В особенности Фридриха Великого и полководцев Наполеоновских времён, фон Штейна и фон Бюлова. Самое интересное, что в его библиотеке не обнаружено ни одной книги о Наполеоне или его кампаниях. (Может, поэтому он полез в Россию, не приготовив валенки?) Книги Карла фон Клаузевица в библиотеке Гитлера-полководца имелись, однако заметно, что прочитаны они не были. Зато были до дыр зачитаны уже упомянутые выше книги Карла Мэя о находчивом и смелом индейце Винету. Будучи уставшим от «постоянных сомнений» своих генералов и отсутствия у них фантазии, Гитлер имел обычай рекомендовать им книги Мэя для улучшения их полководческих качеств. Среди немецких солдат на фронте распространялись специальные полевые версии рассказов о храбром Винету. Даже в последние годы жизни, по свидетельству Шпеера, Гитлер часто перечитывал книги Мэя. В них он черпал силу духа в те моменты, когда ситуация становилась безвыходной, так же, как верующие ищут в такие минуты утешения в Библии.

 

Одной из самых «зачитанных» военных книг в библиотеке Гитлера является биография Альфреда фон Шлиффена. В ней Гитлер сделал многочисленные пометки, в том числе и  весьма примечательные. Так, кроме известного пассажа, предупреждающего о гибельности войны на два фронта, Гитлера заинтересовал пассаж: «чего стоят слабости и ошибки нескольких подчинённых офицеров в то время, как сам план наступления был гарантией победы?». Как известно, именно фон Шлиффен был автором идеи нападения на Францию через Нидерланды и Бельгию. Там же Гитлер подчеркнул двумя жирными чертами абзац, в котором фон Шлиффен ещё в начале века указывал на выгодность манёвра, при котором вражеские войска будут окружены и уничтожены в районе Дюнкерка. К счастью, в 1940 году предсказание фон Шлиффена сбылось лишь наполовину. Окружение состоялось, однако, благодаря нерешительности немцев и решительности англичан, большая часть британских войск была эвакуирована по морю в Великобританию, что получило впоследствии название «дюнкеркское чудо». Фон Шлиффен также утверждал, что Германия окружена врагами: Францией и Великобританией на западе и Россией на востоке. Он считал, что Германия сначала должна обеспечить безопасность своих западных границ, разбив Великобританию и Францию, и только потом приступать к России. Фон Шлиффен считал победу на западе настолько важной, что даже предполагал, что изначально возможны территориальные уступки России ради гарантий спокойствия на восточных границах, пока на западе идёт война. Ссылаясь на Фридриха Великого, фон Шлиффен писал, а Гитлер подчёркивал: «В конце концов, как учил нас Великий Король, придётся пожертвовать даже такой провинцией, как Восточная Пруссия с тем, чтобы сконцентрировать все силы ради решительной победы». Дальше Гитлер подчеркнул фразы «…разгромить всю Российскую армию, как следующего врага…. перед лицом русской лавины…. после решающей победы на западе, всё остальное на востоке сложится само собой…». Гитлер, насколько известно, получил книгу в подарок в мае 1940 года. Впервые он заговорил с Кейтелем о большом наступлении на востоке в июле 1940 года.

 

«Само собой» на востоке, однако, не сложилось…

 

Чуда не случилось…

 

11 марта 1945 года Джозеф Геббельс подарил Гитлеру перевод биографии Фридриха Великого, написанный Томасом Карлайлом в 1858 году. Гитлер пришёл к власти 12 лет назад. Десять лет назад, также во второе воскресенье марта, переименованный Гитлером из дня национального траура в день чествования героев, Фюрер объявил о начале перевооружения Германии. В 1941 году в этот день состоялся грандиозный парад в Берлине, в честь многочисленных побед германского оружия. Сейчас праздновать было нечего. Союзники только что форсировали Рейн из-за того, что немецкий командир отказался взорвать мост, не пропустив через него беженцев. Гитлер приказал расстрелять пятерых офицеров на месте, но было уже поздно, плацдарм у союзников появился. В заявлении Гитлера, распространенном по войскам в этот день, утверждалось, что в истории не было ни одного великого государства которое в тот или иной момент своего существования не оказалось бы в подобной ситуации. Рим во второй войне с Карфагеном, Пруссия в семилетней войне с Европой – примеров множество. Далее Гитлер напомнил, что цель союзников есть уничтожение Германии как таковой, и закончил цитатой из Фридриха Великого: «Оказывайте сопротивление и атакуйте врага пока, в конце концов, он не устанет и не сломается».

 

Вечером этого дня настроение Гитлера, однако, улучшилось. Геббельс записал в своём дневнике, что они с Гитлером беседовали о том, что Фридрих Великий проявлял несгибаемую силу духа в самые тяжёлые моменты жизни и сейчас, поколения спустя, его пример до сих пор вдохновляет в трудные минуты. Гитлер и Геббельс говорили о том, что и они должны будут века спустя служить примером «героической решимости» с тем, чтобы грядущие поколения смотрели на их героизм и брали с них пример так же, как они сейчас берут пример с Фридриха Великого и других легендарных полководцев прошлого.

 

По словам Карлайла, автора биографии Фридриха Великого, история творилась великими мужчинами и только ими. Карлайл презирал демократию, считая, что она ни разу ничего не достигла кроме собственной отмены. Фридрих Великий был одним из тех, кого Карлайл вознёс на пьедестал, считая его безупречным героем, отстоявшим маленькую Пруссию. Тогда, когда вся Европа была против него, он, балансируя на грани катастрофы, и даже однажды помышляя о самоубийстве, сумел найти в себе силы довести дело до победного конца. (Любопытно, что Карлайла иногда называли «главным вдохновителем плохо образованных людей».)

 

Как уже было сказано, Гитлер всегда обожал Фридриха Великого и считал его примером для подражания. Так и сейчас, в труднейшей ситуации, во всём Гитлер видел параллели с ситуацией, в которой оказалась империя Фридриха Великого в 1761 году. Пруссия тогда стояла на грани исчезновения. Против неё воевал могущественный альянс Австрии, Франции и России. Фридрих думает о самоубийстве, но, как и Гитлер несколькими веками спустя, ищет утешения в книгах. И вдруг приходит неожиданная весть из Петербурга: императрица Елизавета умерла, и на престол взошёл Пётр, ярый германофил и поклонник Фридриха. Чудо! Пруссия спасена!

 

12 апреля 1945 года настал черёд «чуда» и для Третьего Рейха. 12 апреля 1945 года скончался Франклин Делано Рузвельт. Гитлер был вне себя от радости. Он сказал Шпееру, что вот и снова доказательство того, что провидение хранит его, Гитлера. Война не проиграна, всё только начинается. История повторяется и, как и у Фридриха Великого, спасение пришло в последний момент. В своём обращении к войскам Гитлер заявил о смерти «величайшего военного преступника всех времён» и о том, что большевистское наступление скоро будет потоплено в крови. Ещё несколько дней Гитлер пребывал в состоянии экзальтации, стараясь разглядеть признаки приближающегося «чуда». Что случилось потом, известно всем.

 

Чуда не случилось…

 

О пользе прочтения книг до конца…

 

В бункере, где Гитлер покончил с собой, так и не дождавшись чуда, с ним было около 80 книг. Среди них «новинки», такие как «Предыстория Рузвельтовской войны» Ханса Хяйнриха Дикхоффа, изданная в 1943 году. Там же книги, приобретённые Гитлером ещё в юности: трактат о Вагнеровском «Парсифале» 1913 года, история свастики 1921 года, и множество книг по оккультизму и мистицизму изданных в двадцатые годы прошлого века. Среди них и 120-страничная книжка в мягкой обложке под названием «Предсказания Нострадамуса», Карла Лоога, изданная в 1921 году. Трактуя великого предсказателя, Лоог, в частности, пишет, что в Германии появится «пророк» с «бесноватой головой», который «освободит» немецкий народ и «прославит себя на весь мир». В этой книге, опубликованной в 1921 году, Лоог с точностью предсказывает начало «второй мировой войны», когда в 1939 году Германия начнёт войну против Польши, Франции и Великобритании.

 

Исследуя книгу в библиотеке Брауновского университета, Райбак обнаружил, что её страницы разрезаны только до 42-й, а предсказание Лоога о «бесноватой голове» и Второй Мировой войне напечатано 26-ю страницами позже, что означает, что сам владелец «бесноватой головы» так никогда и не узнал об этом знаменательном и удивительном предсказании.

 

Выводы

 

Гитлер, как мы уже поняли, читал много. Он читал художественную литературу, в основном классику и приключения, любил военную и военно-историческую литературу. Здесь Гитлер не отличался ничем от среднестатистического читателя. Однако, если мы посмотрим на «мировоззренческую» часть гитлеровской библиотеки, то обнаружим там зачитанные до дыр книги в основном расистского, антисемитского и эзотерического свойства. Как видим, знание Шиллера и Гёте не привило Гитлеру отвращения к подобному чтиву. Почему, вопрос, конечно, трудный и отчасти риторический. Есть такое понятие как «склад ума». Видимо, у Гитлера была врождённая склонность к подобному, я бы сказал, бреду, а недостаток образования довершил начатое.

 

Теперь давайте посмотрим, как Гитлер читал книги. Мы видим, что читал он их, в основном, выборочно и, возможно, даже поверхностно. Но прочитанное запоминал хорошо. По его собственному признанию, он искал в книгах отрывки, поддерживающие, подправляющие или дополняющие уже имеющиеся у него убеждения. Известно, что часто он сначала просматривал оглавление книги, затем просматривал заинтересовавшие его главы и уже в них читал и запоминал понравившиеся ему отрывки. Обладая феноменальной памятью, Гитлер был, таким образом, способен воспроизвести огромную массу информации на самые различные темы.

 

Что ещё бросилось в глаза в процессе чтения книги Райбака? Мне показался интересным тот факт, что многие книги, повлиявшие на Гитлера, были написаны американцами и изначально изданы в Америке. Один Генри Форд чего стоит. Мэдисон Грант тоже «постарался». Надо сделать оговорку, что в те времена расовые теории не считались чем-то запретным или одиозным. Книги по расовым вопросам свободно издавали и обсуждали. Показательным мне кажется, то, что эти книги в самих США не привели ни к каким серьёзным последствиям, не говоря уже о попытках полного истребления других рас. Гитлер же и нацисты, взяв написанное за основу, довели всё до кровавого абсурда. В очередной раз видим, что многое зависит от личности читателя. Если читатель легко поддаётся подобному ядовитому влиянию, это неприятно и плохо. Если же этот же читатель при этом получает в руки неограниченную политическую власть, то это уже катастрофа. За примерами, кстати, далеко ходить не надо, нашу страну постигла тяжелейшая участь из-за того, что у власти не так давно практически случайно оказались увлечённые марксистским бредом недоучки.

 

Обобщая, можно сказать, что библиотека Гитлера, как и его натура представляют собой причудливую и нелогичную смесь. На базе этой смеси сложилось политическое мировоззрение лидера германской нации в один из самых тяжёлых периодов мировой истории. Мировоззрение бессовестное, безжалостное и кровожадное. Учитывая то, что лидер нации обладал ничем не ограниченными полномочиями, последствия нахождения фигуры с такими взглядами на вершине властного Олимпа не могли не стать катастрофическими как минимум для самих немцев. Но, как нам известно, на самих немцах катастрофа не закончилась.

 

Конечно, окончательно разобраться в персоне Фюрера вряд ли когда-либо будет возможным. Вспомним высказывание Иана Кершо, приведённое в начале этой статьи, о том, что Гитлер есть одна из самых непонятных фигур в истории. Книга Райбака, по-моему, представляет собой, как минимум, ещё один кирпичик в недостроенной стене наших знаний об этой фигуре.

***********************************

Тимоти В. Райбак «Личная библиотека Гитлера. Книги, сформировавшие его жизнь» (Timothy W. Ryback, Hitler’s Private Library, The Books that Shaped his Life, Vintage Books, London, ISBN 9780099532170)


Версия для печати


Рейтинг: 4.60 (проголосовавших: 10)
Просмотров: 89958

Добавить в закладки | Код для блога | Обсуждение в блогах: 1
Предварительный просмотр:
Сайт Марка Солонина
Илья Домбровский, Рецензия на книгу Тимоти В. Райбака "Личная библиотека Гитлера"
Гитлер запомнился всем больше как сжигатель, а как не читатель книг. В реальной жизни, однако, по многочисленным свидетельствам очевидцев, Гитлер был заядлым библиофилом. На момент его смерти в возрасте 56 лет его библиотека насчитывала около 16 тысяч томов. Гитлер утверждал, что он прочитывает одну, а то и больше книг за ночь...
  • Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства. - Скажи, что ты читаешь, и я скажу, кто ты.
    matsam.livejournal.com

Уважаемые пользователи! Если в ходе ознакомления с данным материалом у вас появилось желание задать вопрос лично Марку Солонину, предлагаем воспользоваться страницей обратной связи.

Copyright Mark Solonin
Создано brandangels.ru
Использование материалов сайта разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий — гиперссылки) на solonin.org
Отправить сообщение Марку Солонину