02.12.11

Вся правда о начале войны в версии МИД РФ

ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СССР  НАКАНУНЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

(справка)

ИСТОРИКО-ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ДЕПАРТАМЕНТ МИД РФ,

17-11-2011

 

После оккупации германскими войсками Франции в июне 1940 г., международная обстановка существенно осложнилась, усилилась угроза гитлеровского нападения на другие страны. В советско-германских отношениях стала заметно возрастать напряженность. В августе 1940 г. на седьмой сессии Верховного совета СССР в докладе о внешней политике советского правительства отмечалось, что мир находится накануне «нового этапа усиления войны». Наряду с укреплением промышленно-экономической базы Советского Союза, подготовкой страны к обороне, необходимо было создать, насколько это было возможно, максимально благоприятные позиции на международной арене.

Особое значение советское руководство придавало укреплению северо-западных рубежей. Важно было не допустить превращения Прибалтики в плацдарм агрессии против СССР. Несмотря на заключенные осенью 1939 г. договоры о взаимопомощи с Литвой, Латвией и Эстонией, правительства этих стран продолжали проводить антисоветскую политику. Они создавали трудности прежде всего при решении конкретных вопросов, связанных с размещением советских гарнизонов в этих странах и одновременно расширяли сотрудничество с нацистской Германией. Правительствам прибалтийских стран неоднократно указывалось, что такие действия нарушают их обязательства по двусторонним договорам.

Однако политика правящих кругов прибалтийских стран не поддерживалась большинством населения, и после состоявшихся в июле 1940 г. выборов в Народные сеймы Латвии и Литвы и Государственную думу Эстонии к власти в этих государствах пришли лояльные к Советскому Союзу силы. Все вышеупомянутые законодательные органы обратились к Верховному Совету СССР с просьбой принять их страны в состав советского государства, и в начале августа 1940 г. эта просьба была удовлетворена. В результате - безопасность северо-западных рубежей СССР упрочилась, что серьезно улучшило условия для отпора германской агрессии на этом направлении.

В конце июня 1940 г. советское правительство добилось мирного разрешения вопроса о возвращении Бессарабии Советскому Союзу. Советско - румынский конфликт по этому поводу возник еще в 1918 г., когда бессарабские земли были захвачены румынами. СССР никогда не мирился с насильственным отторжением этого региона, о чем он неоднократно заявлял перед всем миром. 26 июня 1940 г. румынскому посланнику в Москве было вручено заявление советского правительства, в котором Румынии предлагалось возвратить исконно русские земли - Бессарабию, а также северную часть Буковины - Советскому Союзу.

Румынское правительство обратилось к Германии, Италии, Югославии, Греции и Турции с запросом: как они расценивают советские предложения. Правительства названных стран посоветовали Бухаресту урегулировать конфликт с СССР мирным путем, дав понять румынскому королю, что «уступка» будет временной. В результате румыны полностью согласились с предложениями советской стороны. 28 июня 1940 г. части Красной армии вступили в Бессарабию и Северную Буковину. Бессарабия воссоединилась с Советской Молдавией, а Северная Буковина – с Украинской ССР.  Возвращение древнерусских земель в состав СССР имело и важное военно-стратегическое значение: были сорваны планы румынского руководства и их покровителей превратить этот регион в плацдарм готовящейся против СССР войны.

Таким образом, советское правительство получило возможность завершить политическую подготовку против надвигавшейся германской агрессии на всем протяжении западных границ СССР.

Через призму укрепления безопасности Советского Союза и сдерживания агрессивных устремлений нацистского германского руководства советское правительство рассматривало и отношения с Берлином. Важно было не допустить вовлечения СССР в войну с Германией преждевременно, до того как государство подготовится к отражению военной агрессии, в неизбежности которой уже ни у кого не было сомнений. Этим целям были подчинены советско-германские отношения как в политической, так и в экономической областях.

Одним из шагов, направленных на оттягивание начала войны с Германией стал советско-германский договор о ненападении больше известный как «пакт Молотова – Риббентропа». Этот документ и прилагавшийся к нему секретный дополнительный протокол о разграничении сфер интересов был подписан 23 августа 1939 г. Моральный и политический ущерб для СССР, заключившего договор с нацистским режимом, представляется очевидным. Однако факт остается фактом: договор позволил СССР выиграть около двух лет для укрепления обороноспособности и подготовки к неизбежному вооруженному столкновению с Германией (другой вопрос, вызывающий споры – насколько эффективно это время было использовано), западная граница СССР была отодвинута в среднем на 300 км., западные районы Украины и Белоруссии были объединены с остальной частью этих республик.

Кроме того, договор вызвал определенные трения между Германией и Японией как раз в тот период, когда советские войска вели бои против японцев на реке Халхин-Гол. Все это уже в годы Великой Отечественной войны способствовало тому, что СССР избежал гибельной войны на два фронта. Прагматизм в данном случае одержал верх над колебаниями идеологического и нравственно-политического характера. К тому же, аналогичного рода пакты с Германией уже имелись у Великобритании и Франции.

Советское руководство стремилось устранять трения, возникавшие в отношениях с Германией. 10 июня 1940 г. была заключена конвенция о порядке урегулирования пограничных конфликтов и инцидентов, а 31 августа 1940 г. – договор о пограничных правовых отношениях. 10 января 1941 г. между двумя странами были подписаны соглашения об урегулировании взаимных имущественных претензий, связанных с воссоединением прибалтийских государств с СССР.

Во время визита председателя Совета народных комиссаров В.М.Молотова в Берлин в ноябре 1940 г., состоявшегося по приглашению германской стороны, немцы оправдывали свою агрессивную политику, в частности на Балканах, необходимостью ведения войны против Англии. В ходе переговоров Берлин хотел добиться согласия советского правительства с планами раздела мира на сферы влияния, что было решительно отвергнуто советской делегацией. Она потребовала вывода немецких войск из Финляндии, прекращения германской экспансии в районах, прямо затрагивавших безопасность СССР, прежде всего на Балканах, а также на Ближнем Востоке.

Берлинские переговоры дали советскому правительству возможность прозондировать намерения Гитлера, и в этом смысле принесли определенную пользу. Прежде всего, стало ясно, что Германия не связана с Англией. Это обстоятельство дало возможность рассчитывать на Лондон как на потенциального союзника в борьбе против фашистской Германии. Стало также окончательно ясно, что Румыния, Венгрия и Болгария фактически стали сателлитами нацистов, Греция была близка к этому, а Турция либо была уже связана тесными узами с Германией, либо была на пути к этому. На Балканах единственной страной, на которую в какой-то степени можно было рассчитывать как на возможную в будущем союзницу антигитлеровского лагеря, оставалась лишь Югославия.

В политике по отношению к странам Балканского полуострова СССР преследовал главную цель – не допустить распространения войны на Юго-Восточную Европу. Так советское правительство дважды – в 1939 и 1940 годах предпринимало попытку заключить с Болгарией пакт о взаимопомощи. Болгары отклонили эти предложения, а в середине ноября 1940 г. болгарский царь Борис III при встрече с Гитлером тайно договорился о присоединении к Тройственному пакту.

Советское правительство предпринимало также определенные дипломатические шаги, направленные на улучшение отношений с хортистской Венгрией. В сентябре 1940 г. были подписаны советско-венгерский договор о мореплавании и соглашение о товарообороте и платежах, предусматривавшие развитие торговых связей между двумя странами. Вместе с тем Советский Союз не оставлял без внимания агрессивных актов фашистского режима в Венгрии. Так, советское правительство строго осудило участие Венгрии в нападении гитлеровцев на Югославию.

СССР приложил немало усилий для предотвращения распространения военных действий на территорию Югославии. После произошедшего там в марте 1941г. антигерманского государственного переворота и в связи с создавшейся угрозой агрессии Германии против этой страны советская дипломатия предприняла важный шаг по предотвращению этой угрозы – в апреле 1941 г. в Москве между СССР и Югославией был заключен договор о дружбе и ненападении. Он содержал пять статей. Статья 1 предусматривала взаимное обязательство о ненападении и уважении независимости и территориальной целостности. Статья 2 гласила, что в случае, если одна из договаривающихся сторон подвергнется нападению со стороны третьего государства, то другая договаривающаяся сторона «обязуется соблюдать политику дружественных отношений к ней». Эта формулировка принципиальным образом отличалась от обязательств, содержащихся обычно в договорах о ненападении. В день вторжения фашистских войск в Югославию, 6 апреля 1941 г., советское правительство через наркома иностранных дел сделало новое предупреждение Германии.

Оккупация немцами Балкан создала угрозу безопасности не только Советскому Союзу, но и Турции. Эта угроза особенно усилилась после вступления Вермахта в Болгарию. В марте 1941 г. турецкому послу в Москве было заявлено, что, если его государство действительно подвергнется нападению, то оно может рассчитывать на полное понимание и нейтралитет Советского Союза. Однако Анкара пошла по другому пути – 18 июня 1941 г. она заключила договор о дружбе и ненападении с Германией.

Важным звеном в структуре международных связей СССР накануне Великой Отечественной войны был Иран. Среди факторов, определявших отношения Советского Союза с Ираном в последней трети 30-х годов было расширение всесторонних связей Тегерана с нацистской Германией и фашистской Италией, которых иранцы рассматривали в качестве «третьей силы», в противовес традиционному влиянию Великобритании и России. Такая политика иранского руководства сказалась отрицательно на советско-иранских отношениях и сделала для СССР иранское направление весьма уязвимым, что создавало на его южных границах достаточно напряженную обстановку.

После начала Второй мировой войны правительство Ирана заявило 4 сентября 1939 г. о своем нейтралитете, но подписание в Москве 28 сентября 1939 г. советско-германского договора о дружбе и границе вызвало в Иране большую озабоченность. Глава Ирана Реза-шах стал опасаться открыто поддерживать ту или иную сторону, так как полагал возможным вторжение в Иран Англии, в случае его присоединения к державам «оси», или Советского Союза при поддержке Германии, если Иран примет сторону англичан.

Советский Союз предпринимал серьезные дипломатические шаги и с целью предотвращения нападения Германии после захвата ею Дании и Норвегии на Швецию. 13 апреля 1940 г. германскому послу в Москве В. фон дер Шуленбургу было заявлено: «Советское правительство весьма заинтересовано в том, чтобы нейтралитет Швеции был сохранен, что нарушение его было бы нежелательным для советского правительства и что последнее надеется на то, что включение Швеции в германскую акцию не будет иметь места».

Такая решительная позиция оказала на Берлин свое воздействие. 16 апреля Шуленбург сделал заявление об отношении Германии к нейтралитету Швеции. В нем говорилось, что Германия «не намеревается распространять свою северную военную операцию на шведскую территорию» и «решила безусловно уважать нейтралитет Швеции, пока Швеция, со своей стороны, будет сохранять полный нейтралитет и не оказывать помощи западным державам». Активную помощь Швеции в сохранении ее нейтралитета СССР оказывал и позднее.

Отношения с Великобританией накануне Великой Отечественной войны складывались непросто, что объяснялось прежде всего традиционной антисоветской направленностью политики Лондона. Британское правительство пыталось не столько улучшить двусторонние отношения с СССР, сколько обострить отношения между Москвой и Берлином, а при случае и спровоцировать конфликт между ними. С этой целью оно предприняло в предвоенные годы ряд дипломатических маневров, которые были успешно «отбиты» советской стороной. Британскому правительству было очень не просто прийти к мысли о том, что в случае нападения Германии на СССР Лондон должен быть на его стороне, так как, помогая Советскому Союзу, Великобритания спасает себя.

Политика США в отношении СССР также не носила дружественного характера, что было особенно заметно в период советско-финского конфликта (30.11.1939 – 12. 03.1940). В декабре 1939 г. США наложили «моральное эмбарго» на торговлю с СССР. Это отрицательно сказалось прежде всего на двусторонних торгово-экономических отношениях, повлекло отзыв из Советского Союза американских специалистов, запрет советским инженерам посещать предприятия в США и т.д. «Моральное эмбарго» было отменено лишь в январе 1941 г., когда после поражения Франции произошло значительное усиление держав «оси» и американцы всерьез обеспокоились экспансионистскими планами Гитлера в отношении Южной Америки и самих Соединенных Штатов.

Однако по ряду принципиальных вопросов политических отношений между Москвой и Вашингтоном правительство США все еще не проявляло готовности к достижению должного взаимопонимания с СССР. Соединенные Штаты продолжали занимать антисоветскую позицию, когда речь заходила о признании западной границы СССР, а также о сохранявшихся в США прибалтийских миссиях несуществующих государств, удерживаемом американцами конфискованном золоте, принадлежавшем Госбанку СССР и в некоторых других вопросах. И хотя во второй половине 1940 г. – начале 1941 г. советско-американские отношения получили некоторое развитие, антисоветские тенденции в политике США продолжали превалировать. Напряженность в двусторонних отношениях сохранялась вплоть до начала Великой Отечественной войны.

Важное место во внешнеполитической деятельности СССР занимало обеспечение безопасности на Дальнем Востоке. Отношения с Японией развивались непросто, учитывая антисоветскую направленность политики японского правительства и ряд спорных вопросов экономического характера. В результате длительных переговоров 13 апреля 1941 г. был подписан пакт о нейтралитете. В соответствии с этим документом стороны обязывались «поддерживать мирные и дружественные отношения между собой и взаимно уважать территориальную целостность и неприкосновенность» другой договаривающейся стороны. В случае, «если одна из договаривающихся сторон окажется объектом военных действий со стороны одной или нескольких третьих держав, то другая договаривающаяся сторона будет соблюдать нейтралитет в продолжении всего конфликта». Победой на Халхин-Голе, этим пактом (а в дальнейшем - военными успехами СССР на западном фронте) был в сущности обеспечен сначала перенос сроков, а затем и вовсе отказ японцев от нападения на советское государство.

В последние предвоенные дни Советский Союз пытался дипломатическими средствами затруднить и агрессию со стороны гитлеровской Германии. Так, 13 июня 1941 г. Молотов передал Шуленбургу текст сообщения ТАСС, предназначенного для опубликования в советской прессе и по радио. В нем говорилось, что Москва и Берлин неуклонно соблюдали и соблюдают условия советско-германского договора 1939 г. и что слухи о том, будто СССР готовится к войне с Германией, являются лживыми и провокационными. Это сообщение было напечатано в советских газетах 14 июня 1941 г. Публичного ответа на него со стороны германского правительства не последовало. С целью завязать переговоры с руководством Германии 20 июня в германский МИД был передан текст ноты о нарушении советской границы немецкими самолетами. Однако немцы всячески уклонялись от обсуждения поставленных вопросов.

Вечером 21 июня была предпринята еще одна попытка начать переговоры с германским правительством. С этой целью Молотов пригласил к себе Шуленбурга и ознакомил его с содержанием переданной накануне в МИД Германии ноты. Кроме того советский нарком спрашивал германского посла: в чем заключается недовольство Германии в отношении СССР, если таковое имеется? Чем объясняется усиленное распространение слухов о близкой войне между Германией и Советским Союзом? Был также задан вопрос о причинах массового отъезда из Москвы в последние дни сотрудников германского посольства и их жен. В заключение Шуленбургу был задан вопрос – чем объясняется отсутствие какого-либо реагирования германского правительства на успокоительное и миролюбивое сообщение ТАСС от 14 июня? Усилия наркома вызвать посла Германии на обсуждение этих вопросов оказались безрезультатными.

После этой встречи советскому послу в Берлине по телефону была передана шифртелеграмма, в которой сообщалось содержание состоявшейся 21 июня беседы Молотова с Шуленбургом. В телеграмме содержалось также указание послу незамедлительно встретиться с министром иностранных дел Германии или с его заместителем и поставить перед ним те же вопросы. Но все попытки советского посла встретиться с кем-либо из руководства МИД Германии были безуспешными. Через несколько часов Германия напала на Советский Союз.

 

 

 ************************************************************************

Текст великолепен.  Стилистика эпохи Съездов и Пленумов, решительное бесстыдство, нерушимая уверенность в личной безнаказанности пронизывают каждую фразу. А какие фразы! "После состоявшихся в июле 1940 г. выборов в Народные сеймы Латвии и Литвы и Государственную думу Эстонии к власти в этих государствах пришли лояльные к Советскому Союзу силы..." Сами пришли. Невиноватая я.  Бессарабия названа "древнерусской землей".  Война, в которой Красная Армия потеряла 136 тыс. убитыми (больше, чем вермахт в кампаниях 39-40 г.г.), названа "конфликтом". Пакт М-Р как всегда "позволил СССР выиграть около двух лет для укрепления обороноспособности и подготовки к неизбежному вооруженному столкновению с Германией". Как всегда за скобками остался вопрос о том, что же при этом делала Германия? Она эти два года ни на что не использовала?

Комментировать ЭТО в кругу приличных образованных людей как-то даже странно, но один факт прямого и явного ВРАНЬЯ считаю необходимым отметить. Нет, ребята, неизменно миролюбивый Советский Союз в лице главы правительства СССР и наркома иностранных дел товарища Молотова вовсе не "отверг" с выражением оскорбленной невинности предложения Гитлера о совместном разделе мира. Я понимаю, что вы огорчены произошедшей в 90-е годы "утечкой информации", но, увы - шило вылезло из мешка. И это уже навсегда.

 

№ 193. БЕСЕДА НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В.М.МОЛОТОВА С ПОСЛОМ ГЕРМАНИИ В СССР Ф.ШУЛЕНБУРГОМ

25 ноября 1940 г.

Особая папка

После ухода Шнурре т.Молотов перешел к вопросам, связанным с последней беседой с Риббентропом, происходившей в бомбоубежище. Тов.Молотов передал текст соглашения 4-х держав, продиктованный Риббентропом.

Хильгер, прочтя этот текст, сказал, что по смыслу он полностью соответствует тому, что говорил министр, но по формулировке несколько отличается.

Молотов отметил, что он передаст этот текст, поскольку в дальнейшем ходе беседы он будет на него ссылаться. Далее т.Молотов сказал, что то, что он сейчас будет говорить, еще не окончательно сформулировано и он передаст это своими словами, которые он просит Хильгера записать и передать в Берлин.

Тов.Молотов сообщает условия, на которых Советский Союз согласен принять в основном проект пакта 4-х держав (т.е. создать ось Берлин-Рим-Москва-Токио, М.С.), а также говорит о тех выводах, которые исходят из этого сообщения.

В заключение т.Молотов говорит, что германской стороной был предложен один открытый текст и 2 секретных протокола. Советская сторона готова принять за основу предложенный текст и предлагает составить 5 секретных протоколов.

Шуленбург говорит, что он немедленно передаст в Берлин предложения советской стороны. Он полагает, что в вопросе о Турции могут встретиться некоторые трудности.

Молотов указывает, что советская сторона сформулировала свои предложения: т.Деканозов, который завтра направляется в Берлин, будет иметь с собой все необходимые указания, а также содержание предложений советской стороны. В случае необходимости он сможет дать нужные объяснения. Т.Молотов спрашивает, все ли ясно г.Шуленбургу и не нужно ли каких разъяснений.

Шуленбург отвечает, что все ясно.

На этом беседа закончилась.

Беседу записал Богданов

В общей сложности беседа продолжалась 3 часа.

АП РФ. Ф.З. Оп.64. Д.675. Л.108. Машинопись, заверенная копия

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

Особая папка

СССР согласен принять в основном проект пакта четырех держав об их политическом сотрудничестве и экономической взаимопомощи, изложенный Г.Риббентропом в его беседе с В.М.Молотовым в Берлине 13 ноября 1940 года и состоящий из 4 пунктов, при следующих условиях:

1. Если германские войска будут теперь же выведены из Финляндии, представляющей сферу влияния СССР, согласно советско-германского соглашения 1939 года, причем СССР обязывается обеспечить мирные отношения с Финляндией, а также экономические интересы Германии в Финляндии (вывоз леса, никеля);

2. Если в ближайшие месяцы будет обеспечена безопасность СССР в Проливах путем заключения пакта взаимопомощи между СССР и Болгарией, находящейся по своему географическому положению в сфере безопасности черноморских границ СССР, и организации военной и военно-морской базы СССР в районе Босфора и Дарданелл на началах долгосрочной аренды;

3. Если центром тяжести аспирации СССР будет признан район к югу от Батума и Баку в общем направлении к Персидскому заливу;

4. Если Япония откажется от своих концессионных прав по углю и нефти на Северном Сахалине на условиях справедливой компенсации.

Сообразно с изложенным должен быть изменен проект протокола к Договору 4-х держав, представленный Г.Риббентропом о разграничении сфер влияния, в духе определения центра тяжести аспирации СССР на юге от Батума и Баку в общем направлении к Персидскому заливу.

Точно так же должен быть изменен изложенный Г.Риббентропом проект протокола – Соглашения между Германией, Италией и СССР и Турцией в духе обеспечения военной и военно-морской базы СССР у Босфора и Дарданелл на началах долгосрочной аренды с гарантией 3-х держав независимости и территории Турции в случае, если Турция согласится присоединиться к четырем державам. В этом протоколе должно быть предусмотрено, что в случае отказа Турции присоединиться к четырем державам Германия, Италия и СССР договариваются выработать и провести в жизнь необходимые военные и дипломатические меры, о чем должно быть заключено специальное соглашение.

Равным образом должны быть приняты: третий секретный протокол между СССР и Германией о Финляндии; четвертый секретный протокол между СССР и Японией об отказе Японии от угольной и нефтяной концессий на Северном Сахалине; пятый секретный протокол между СССР, Германией и Италией с признанием того, что Болгария, ввиду ее географического положения, находится в сфере безопасности черноморских границ СССР, в связи с чем считается политически необходимым заключение пакта о взаимопомощи между СССР и Болгарией, что ни в какой мере не должно затрагивать ни внутреннего режима Болгарии, ни ее суверенитета и независимости

АП РФ. Ф.З. Оп.64. Д.675. Лл. 108-116. Машинопись, подлинник. Имеется помета: "Передано г. Шуленбургу мною 25 ноября 1940 г. В.Молотов".

 

Источник: : http://www.mid.ru/bdomp/ns-arch.nsf/88ff23e5441b5caa43256b05004bce11/edd9c32e32f7d3eac3257929001f58e5!OpenDocument

Версия для печати


Рейтинг: 5.00 (проголосовавших: 11)
Просмотров: 34612

Добавить в закладки | Код для блога | Обсуждение в блогах: 3
Предварительный просмотр:
Сайт Марка Солонина
Вся правда о начале войны в версии МИД РФ
Сразу несколько человек прислали мне этот текст. Я искренне не поверил, что такое могло быть написано в 2011 году. Ан нет, все верно: официальный сайт МИД РФ, раздел "Архивная служба", подраздел "Информационно-справочные материалы". Перед нами подлинный документ эпохи вставания с колен раком, и он должен быть сохранен для потомков
  • На Земле есть два храма - Бога и сатаны. Тот, кто не находится в храме Бога,
    kavkazcentre.livejournal.com
  • Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.
    matsam.livejournal.com
  • все, что мне дорого, можно сожрать
    users.livejournal.com

Уважаемые пользователи! Если в ходе ознакомления с данным материалом у вас появилось желание задать вопрос лично Марку Солонину, предлагаем воспользоваться страницей обратной связи.

2016
2013
2012
2011
Copyright Mark Solonin
Использование материалов сайта разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий — гиперссылки) на solonin.org
Отправить сообщение Марку Солонину